Вяземская епархия Русская Православная Церковь
По благословению Преосвященнейшего Сергия,
епископа Вяземского и Гагаринского

Щербатовщина

От бывшего некогда большого села Щербатовщина (Воскресенское) остался лишь поросший травой фундамент старинной церкви   да сельское кладбище. Сейчас это территория Агибаловского сельского поселения Холм-Жирковского района.

В канун 205-й годовщины со дня рождения флотоводца Павла Степановича Нахимова, на фундаменте был установлен православный крест и памятный знак, на котором  выбиты имена Нахимовых, некогда погребенных здесь: Мануила и Стефаниды Нахимовых (1802 год), строителя храма, поручика Симеона Мануиловича Нахимова, 35-ти лет, гвардии корнета Николая Николаевич Нахимова, 42-х лет, прапорщика Василия Николаевич Нахимова, 43-х лет,  поручика и кавалера Николая Николаевича Нахимова, 34-х лет, подполковника Бориса Епифановича Воинова, Елизаветы Ивановны Нахимовой, урожденной Граблиной.

К Нахимовым село перешло от барона Строгонова, и по Генеральному Межеванию Бельского уезда 1779 года значится, как село Воскресенское « с сельцом и деревнями, пустошами поручика Семена Мануиловича Нахимова». За ним числилось 369 ревизских душ, 2500 десятин 1575 десятин удобной земли.

Село имело древнюю историю. В писцовых книгах 1592-1594 года, оно упоминается, как полсела Тохово, Воскресенское тож. «В селе церковь Воскресения Христова, да церковь Успения пресвятой мученицы Екатерины, а на церковной земле во дворе поп, во дворе пономарь, во дворе проскурница, да три кельи, а в них живут нищие, а питаются от церкви Божии. Пашни паханые дано к церквам в селе их помещиковы пашни».

В начале 20 века священник Иоанн Медведков в письме Ивану Ивановичу Орлвскому, собиравшему сведения о православных приходах Смоленской епархии, писал: «Лет 300 тому назад на необитаемом теперь месте на большом пространстве рядом со мхом было более двадцати сел и деревень с жителями, занимавшимися хлебопашеством. Наступил 1612 год, так называемое в народе «лихолетье». Поляки на своем пути из Дорогобужа в Белый избили всех жителей около мха, а селения все предали пламени. С тех пор мох получил название Лютова, по крестьянски – Лютнова, так как простой народ поляков называет даже и теперь «Лютва».

На месте сел и деревень вырос могучий, девственный до последнего времени, до устройства лесопильных заводов, нетроганый лес.  Обитаемый   медведями, волками, лисицами, куницами, барсуками, ежами, белками, зайцами и в большом количестве лосями. Все вышеописанное подтверждается народными преданиями, передаваемыми из поколения в поколение. Около мха в настоящее время часто находят горшки старинные и кирпич, доказывающие, что здесь когда-то жили люди».

Свое первое название – Воскресенское – село получило от бывшей здесь деревянной церкви Обновления храма Воскресения Христова в Иерусалиме. А второе – Щербатовщина – от фамилии князя Ивана Осиповича Щербатова. В документах Смоленской духовной Консистории за 1774 год была такая запись: « села Воскресенского, что в Щербатовщине, церковь деревянного здания, единопрестольная, во имя Обновления Воскресения Христова. Эта церковь была построена приходскими людьми, вблизи реки Днепра, в 1717 году. Колокольни при оном храме не было; три небольших колокольчика были подвешены на бревне, положенном на столбах».

В 1785 году Симеон Мануилович Нахимов подает прошение епископу Смоленскому и Дорогобужскому Парфению о дозволении построить в вотчинном селе Воскресенское-Щербатовщина каменную церковь Преображения Господня, с двумя приделами – во имя Святителя Николая Чудотворца и святых мучеников Стефаниды и Мануила. Прошение было удовлетворено.

Симеон Мануилович начинает строительство, планируя построить двухэтажный каменный храм. Но смерть Нахимова внесла свои коррективы. Церковь достроил его брат Николай Мануилович Нахимов, но сделав ее одноэтажной. Освящение нового трехпрестольного каменного храма было совершено 7 сентября 1800 года. Главный престол – во имя Преображения Господня, правый придел – во имя Святителя и Чудотворца Николая, левый – во имя святых мучеников Мануила и Стефаниды.

Сначала все приделы были холодными, Николаевский и Мануиловский приделы разделяли арки.  Священник  Афанасий Ковалев, который служил в храме с 1819 по 1839 года, задела арки  кирпичом и установил в Мануиловском приделе печь. Затем печи были установлены и в Николаевском приделе. Со временем все внутренние перегородки были разобраны, и храм стал светлым и просторным. От Пасхи до Покрова богослужения совершались в холодном Преображенском храме, а с Покрова до Пасхи – в теплом Николаевском приделе. В Мануиловском же службы проходили только два раза в год – 17 июня и 11 ноября.

По мнению Н.Н. Редкова, автора «Историко-статистического описания церквей и приходов Смоленской епархии. Вып.1. Бельский уезд», храм в Щербатовщине  был одним из лучших в Бельском уезде. Как писал Н.Н. Редков: « Он имеет вид креста. Длина его 11 саженей, ширина – 8. Снаружи и внутри он оштукатурен. Крыша на нем железная, окрашена медянкою. Каменная колокольня о двух ярусах, находится с ним в одной связи, оштукатурена, выбелена, покрыта листовым железом и окрашена медянкою. На ней 6 колоколов: четыре приобретены при устройстве храма и два – один в 43 пуда 23фунта, другой в 15 пудов 24 фунта – пожертвованы прихожанами в1893 году».

Вокруг храма – каменная ограда. Она была построена на средства помещицы Елизаветы Николаевны Вахрушевой. Впоследствии она приняла монашеский постриг в Вяземском Аркадиевском монастыре под именем Евпраксия. Елизавета Николаевна передала в храм и двойную икону: в верхней части – Божией Матери «Живоносный источник», а внизу изображение Афанасия, патриарха Цареградского. На иконе имелась гравировка: « 1818 года мая 10 числа села Воскресенского ктиторша Елисавета Николаевна Вахрушева весьма отчаянна смертным часом, но, помощью Божиею, Божия Матери исцеление Живоносным источником получила».

Иконостас в Преображенском храме был семиярусным с 48 иконами.  Капитально отремонтирован в 1909-1911 году мастером Василием Ивановичем Кудрявцевым.

В алтаре находились иконы, художественной ценности – писанные на холсте Снятие с креста и Успение Божией Матери. В алтаре Николаевского придела – Тайная вечеря, и писанные на цинке иконы великомученика Пантелеимона, великомученицы Варвары, равноапостольных Кирилла и Мефодия и преподобного Тихона Калужского. В Николаевском же приделе находилась местно чтимая икона Смоленской Божией Матери Одигитрия. В день празднования иконы всегда совершались  всеношное бдение, литургия и молебен с чтением акафиста, коленопреклонной молитвой Божией Матери и многолетиями.

В церкви хранилось значительное количество утвари, пожертвованной представителями рода Нахимовых, а также древние богослужебные книги. Но не только Нахимовы были жертвователями и дарителями, но и крестьяне, мещане, дворяне, жившие в приходе, а то и за его приделами.

В приходе села Шербатовщина ежегодно совершались крестные ходы: в Пасхальную неделю, в праздник Преображения Господня, Воздвижения Честного Креста, Вознесения Господня и Святителя Николая Чудотворца. Каждый год, вечером 29 июня, из села Пантелеево, прихода церкви Казанской иконы Божией Матери, в Щебатовщину торжественно приносилась чудотворная икона  «Всех Скорбящих Радости». Целую неделю эта икона «гостила» в приходе.  А установлен этот крестный ход был по случаю избавления от холеры в 1848 году. В это холерный год, умерло в приходе множество людей, в некоторых деревня оставалось два-три человека. Жители восприняли холеру, как наказание Божие, и просили служить молебны в домах, на полях. По просьбе священника Антония Михайловского  из Пантелеевского прихода  была принесена икона «Всех Скорбящих Радости». Икона побывала в каждом доме, была обнесена вокруг деревень и полей, и эпидемия прекратилась.

Священник отец Антоний – личность явно неординарная. Сын священника села Княжино (Андреевское) Бельского уезда. В 1829 году окончил полный курс Смоленской духовной семинарии, в том же году рукоположен в священники села Щербатовщина.

Особенно священник отличился в разгар эпидемии холеры. Свою задачу он видел в том, чтобы напутствовать всех больных и умирающих.  Его же защитой от страшной болезни были слово Божие, на груди – связка чеснока да чистый деготь. Отец Антоний шел из деревни в деревню, заходил в каждый дом.

 В том же холерном 1848 году отец Антоний открывает в селе одну из первых в Бельском уезде школ для крестьянских детей. Учебные пособия, книги священник приобретал на свои средства.

У Антония Яковлевича Михайловского  были все награды, доступные для сельского священника. В течение 12 лет был благочинным.  В 1883 году священник награждается орденом Святой Анны третьей степени. В 1887 году определением Святейшего Синода удостаивается сана протоиерея.  Но об этом он уже не узнал – скоропостижно скончался, как тогда говорили, от удара. Умер он в четверг перед Пасхой, на 73-м году жизни и на 48 – священнического служения.

Новым священником в селе стал Николай Яковлевич Харлампиев. Он родился в Ельне, в семье диакона, окончил Смоленскую духовную семинарию. 7 августа 1887 года рукоположен в священники села Щербатовщина.

Отец Николай являл собой пример хозяйствования на земле. Он был грамотным агрономом, причем занимался на практике улучшением плодородия земель, огородничеством. Был прекрасным садоводом и пчеловодом. Среди других увлечений – рыбалка. Хотя многие крестьяне смотрели на это занятие, как на мальчишескую забаву.

Но также ревностно отец Николай занимался образованием крестьянских детей, благоустраивая и развивая церковно-приходскую школу.

В 1897 году отец Николай Харлампиев подает прошение о переводе его в село Даньково Смоленского уезда, которое было удовлетворено.

Перед отъездом из Щербатовщины, он закладывает яблоневый сад. Яблоньки прижились, радуя весной бело-розовым облаком душистых цветов, а осенью – плодами.

В 20 веке в Щербатовщине священствовали Иоанн Медведков и его сын Алексей Иванович Медведков. Алексей Иванович родился в Щербатовщине в 1897 году. Годы его служения пришлись на время, когда на церковь и верующих обрушились гонения  и тяжкие испытания.

Церковь в Щербатовщине пытались закрыть многократно – под разными предлогами. Даже под таким, что в окрестных деревнях появились больные тифом.

Священника обкладывали непомерными налогами, описывали имущество, продавали его с торгов. Но он не сдавался, писал жалобы, обращался,  куда только было возможно. По «Книге учета церквей Смоленской области» к началу Великой Отечественной войны числится, как не закрытая.

Сам же Алексей Иванович Медведков был арестован 25 сентября 1937 года. Под арестом содержался в Вязьме. Тройкой УНКВД Смоленской области 21 октября 1937 года приговаривается к высшей мере наказания – расстрелу. Его обвиняли в контрреволюционной деятельности и агитации против советской власти.  Через неделю приговор был приведен в исполнение. Алексея Ивановича, как невинно осужденного, реабилитируют 30 марта 1989 года.

В поселке Холм-Жирковский есть памятник «Вечная память», на котором указаны имена всех невинно убиенных священников, диаконов. Среди этих имен – имя Алексея Ивановича Медведкова.

Материал подготовила краевед Галина Цветкова