Арсений (Брянцев), архиепископ Харьковский и Ахтырский

11 мая/ 28 апреля (ст. ст.) – день кончины высокопреосвященного Арсения (Брянцева), архиепископа Харьковского и Ахтырского.

  Арсений (Брянцев), архиепископ Харьковский и Ахтырский

  Высокопреосвященнейший Арсений (в миру Александр Дмитриевич Брян-цев) родился 27 августа 1839 года в семье дьячка Дмитрия Аверкиевича, служившего в 1822-1866 годах при храме села Волоста-Пятница Юхновского уезда (ныне Угранский район) Смоленской губернии.

  Детство и годы учения Александра прошли в крайней бедности, нужде и навсегда оставили в душе заметный след. Они научили его впоследствии понимать, когда он стал уже совершенно обеспечен, чужие беду и нужду. Двух его старших братьев отвезли в Вяземское духовное училище, и они воспитывались в нем, на средства отца. Когда же настало время направить на учебу Александра, то родители решили, для того чтобы не оставить его вовсе без всякого образования, поместить сына в какой-либо монастырь, где бы он смог на практике обучаться пению и церковному обиходу. В это время его старшего брата, перешедшего в семинарию, в виду, с одной стороны, крайней бедности, а с другой - хороших успехов, приняли на казенное содержание. Отец тотчас же, в 1851 году отправил Александра в Вяземское духовное училище, и поместил на свой счет на частную квартиру. Годы его обучения в училище прошли относительно благополучно, но затем, при переходе в 1857 году в семинарию, его положение опять весьма осложнилось. Жизнь в Смоленске была значительно дороже, чем в Вязьме, принять на казенное содержание второго брата, не сироту, когда уже принят первый, считалось невозможным. Между тем, отцу необходимо было поместить ещё и следующего младшего брата в духовное училище. Тогда с молчаливого согласия семинарского начальства, Александр устроился в жилом корпусе, в качестве «зайца». Администрация семинарии делала вид, что его не замечает, он же устраивался где-нибудь на свободной койке заболевшего товарища, питаясь, чем придется. Собственного спального места или прибора за столом ему не полагалось. Однако через год начальство, видя прилежание и любовь Александра к учению и войдя в крайне бедственное положение, нашло возможность принять его «вне правил» на полуказенное содержание. В 1863 году Александр Дмитриевич успешно окончил Смоленскую семинарию, и в том же году поступил в Киевскую духовную академию, которую окончил в 1867 году со степенью магистра богословия за сочинение «Патриарх Кирилл Лукарис и его заслуги для Православной Церкви». В период учебы в академии его статьи публиковались в журналах «Труды Киевской духовной академии» и «Воскресное чтение».

  Вскоре, 21 января 1868 года Александр Дмитриевич сочетался браком с М.Г. Соловьёвой.

  Преосвященный Порфирий (Успенский), епископ Чигиринский, викарий Киевской епархии 2 февраля 1868 года рукоположил его в сан диакона, а 4 февраля - в сан священника. Отца Александра определили законоучителем в гимназию в городе Белая Церковь Киевской епархии. В 1869 году при высокопреосвященнейшем Арсении (Москвине), митрополите Киевском его переместили в Киев настоятелем Печерского Воскресенского храма, законоучителем Киево-Подольской прогимназии, Киево-Владимирской военной гимназии и Киевского епархиального женского училища.

  В 1870 году отец Александр составил «Путеводитель по святыням Киево-Печерской Лавры для богомольцев». С 1872 года он состоял настоятелем храма и законоучителем в Киевском институте благородных девиц.

  11 апреля 1872 года скончалась его супруга. По рекомендации митрополита Киевского Арсения, 19 марта того же года его назначили ректором Таврической духовной семинарии в Симферополе, и 9 апреля того же года возвели в сан протоиерея. Через некоторое время отец Александр решил изменить свою жизнь, и 26 апреля 1875 года (в Симферополе - ?) при преосвященном Гурии (Карпове), епископе Таврическом и Симферопольском его постригли в монашество с именем Арсений, а 27 апреля возвели в сан архимандрита.

  В 1873-1882 годах протоиерей Александр, а затем архимандрит Арсений – редактор «Таврических епархиальных ведомостей», председатель Симферопольского Александро-Невского братства, член совета Общества Красного Креста. В 1877-1882 годах он возглавлял епархиальный цензурный комитет. В Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры 17 мая 1882 года его хиротонисали во епископа Ладожского, викария Санкт-Петербургской митрополии. Хиротонию совершили: митрополит Санкт-Петербургский Исидор (Ни-кольский), архиепископ Холмский и Варшавский Леонтий (Лебединский), архиепископ Казанский Сергий (Ляпидевский) и другие. В том же году, по совместительству, преосвященного Арсения назначили наблюдателем за преподаванием Закона Божия в светских мужских и женских учебных заведениях Санкт-Петербурга и его окрестностей. Кроме того, его определили председателем Историко-статистического комитета по описанию церквей и приходов Санкт-Петербургской епархии и первенствующим членом Синодальной конторы. 22 октября 1883 года преосвященного Александра назначили в сане епископа ректором и профессором нравственного богословия Санкт-Петербургской духовной академии. Эту должность ему пришлось принимать при довольно трудных обстоятельствах. К этому времени в Санкт-Петербургскую академию уже давно не назначали ректора из монашествующего духовенства. Перед назначением преосвященного Арсения ректорство долгие годы занимал протоиерей

  Иоанн Леонтьевич Янышев, пользовавшийся, ввиду известной учености, выдающимся авторитетом. Студенты, и отчасти преподаватели академии, назначение монашествующего лица, притом не бывшего прежде профессором, вначале встретили не особенно благоприятно. Однако, благодаря тактичности, простоте обращения и благодушию владыки, не только не произошло никаких эксцессов, но и все устроилось к лучшему. При нём в Академии заметно поднялся и окреп дух церковности; затем начались между студентами дебаты о церкви, о духовной жизни, о подвижничестве, пробудился интерес, а затем постепенно и стремление к иноческой жизни, к монашеству. После двадцати летнего перерыва в Академии начались в пострижения в монашество. Первым пострижеником стал студент 4-го курса Михаил Грибановский, впоследствии инспектор Академии и епископ Таврический. Всего же преосвященным Арсением пострижено в Академии за четыре года девять студентов, в том числе другой выдающийся архипастырь - митрополит Антоний (Храповицкий). Всего викарием Петербургской митрополии преосвященный Арсений пробыл около пяти лет.

  В это время при непосредственном участии и под его личным наблюдением выстроено «Исидоровское» шестиклассное женское епархиальное училище. Немало он потрудился над изданием описания Санкт-Петербургской епархии. 28 марта 1887 года преосвященного Арсения назначили на самостоятельную кафедру - епископом Рижским и Митавским. За десятилетнее пребывание на Рижской кафедре он приобрел средства для постройки 67 новых храмов, ввел духовные беседы с народом, устроил библиотеки и издал много брошюр духовного содержания. Его усердием создан Пюхтицкий женский монастырь (1891 г.), а в Риге основаны: Сергиев во имя Святой Троицы женский монастырь (учрежденный как община в 1892 г., и преобразованный в 1902 г.), и Алексия, человека Божия, мужской монастырь (1896 г.). Во всех значительных городах епархии он устроил церковные склады книг религиозно-нравственного содержания. При всех храмах владыка Арсений завел библиотеки, широко развернул миссионерские беседы, учредил при духовной семинарии Историко-статистический Комитет по описанию церквей и приходов Рижской епархии.

  В 1888 году он преобразовал «Рижский епархиальный листок» в «Рижские епархиальные ведомости» и на небывалую высоту поднял распространение популярных книг и брошюр религиозно-нравственного содержания.

  Владыка часто посещал учебные заведения вверенной ему епархии и с большой любовью относился к учащимся. За выдающиеся заслуги для Церкви 15 мая 1893 года владыку Арсения возвели в сан архиепископа.

  В 1896 году по его инициативе в Риге основали церковно-археологический музей. Настоятелям храма архиерей рекомендовал вести приходские летописи. 4 октября 1897 года высокопреосвященнейшего Арсения назначили на Казанскую и Свияжскую кафедру.

  Здесь его особенной заботой стала миссионерская деятельность. Много магометан и язычников крестили, а также многих отпавших от Церкви (сектантов и раскольников) возвратили в Православие. Владыку Арсения утвердили почетным членом Казанской Духовной Академии. В 1901 году за усердное миссионерское служение его наградили бриллиантовым крестом для ношения на клобуке. 8 февраля 1903 года высокопреосвященного Арсения перевели на Харьковскую и Ахтырскую кафедру. Здесь его захватили смутные годы русской жизни: вначале русско-японская война, требовавшая и от духовенства особого напряжения, а затем с осени 1905 года первая русская революция, бурно разразившаяся в Харькове. В эти смутные годы, владыка Арсений непоколебимо стоял на своем высоком посту стражем Православия и законности и твердо, словом и делом, призывал к тому же духовенство и паству. В последовавший затем период краткого успокоения общественной жизни в России, владыка Арсений, несмотря на свой преклонный возраст и частое недомогание, все-таки немало заботился о благоустроении Харьковской епархии и религиозно-нравственном просвещении паствы. С этой целью он открыл в Харькове братство в честь Озерянской иконы Божией Матери, с отделениями во всех городах епархии, а при нем обширную миссионерскую библиотеку, в которую лично пожертвовал более тысячи томов. По преданию, чудотворная Озерянская икона Пресвятой Богородицы обретена в конце XVI века, во время татарских набегов на Украину, одним из жителей села Озерянки, находившегося в 27 верстах от Харькова, который кося за лесом траву, за одним взмахом косы послышал стон, как бы человеческий, и при этом увидел половину священного изображения на оконечности косы, а другую половину образа и перед нею горящую свечу при корне дерева, здесь же росшего. Косарь, взявши обе половины этого образа, внес в свою хижину и, сложивши их, поставил образ на приличном месте и усердно молился ему, оставя свою работу. На другой день он к изумлению своему увидел, что разрезанные части иконы соединились и так плотно, что от разреза остался едва заметный след. От обретенной святой иконы стали совершаться чудеса.

  Владыка расширил деятельность миссионерского совета, учредил должности уездных и окружных миссионеров; выстроил епархиальный дом, и при нем открыл епархиальную библиотеку; учредил церковно-археологическое общество и музей, епархиальную типографию; устроил второе женское епархиальное училище, расширил некоторые мужские училища; всех чиновников консисто-рии обеспечил приличными бесплатными квартирами, для чего благословил построить каменный дом; для вдов и сирот духовенства значительно расширил деятельность епархиального попечительства; учредил вспомогательную похо-ронную кассу; при всех монастырях епархии устроил приюты для сирот духовенства. Высокопреосвященный Арсений скончался 20 апреля 1914 года после непродолжительной болезни в Харькове и погребен в стенах Покровского, кафедрального монастыря.

  По личным качествам он отличался своей глубокой христианской верой, доброжелательством ко всем, особенно к людям бедным и любовью к народу. Отличительной чертой характера владыки была простота обращения. Человек старой закалки, старой школы, он любил действовать напрямик, апеллировать прямо к совести, к человеческому сознанию своего собеседника, без всякой официальности. На подчиненных, на духовенство, особенно на студентов, когда был ректором, он любил покричать, «постращать», как следует. Редко к кому обращался официально на «Вы», обычная манера его - говорить всем, особенно своим ученикам «ты»; но это не было у него ни грубо, ни оскорбительно, а выходило как-то, хотя подчас и ворчливо, но по-отечески, по-стариковски. В случае какого-либо проступка со стороны подчиненных, учеников и т.п., владыка также не любил вести дело официально, но позовет к себе, покричит, постучит посохом, пригрозит и с миром отпустит. Студентам это нравилось, и они знали, что чем больше накричит отец ректор, тем скорее пройдет его гнев и дело забудется. Но когда нужно, он умел быть строгим. Особенно строг и требователен он всегда был к своим ближайшим помощникам и сотрудникам, в том числе и к своим викариям, руководясь, очевидно, в этом случае правилом: «кому много дано, с того много и взыщется». Простота, прямота и непосредственность его натуры также сказывались и в проповедях, которые владыка Арсений обычно говорил почти при всех богослужениях, в которых принимал участие. Он любил беседовать с простым народом, а прихожане любили слушать его проповеди, они были вполне доступны пониманию каждого; мысли в них изложенные, нередко иллюстрировались примерами и образами из повседневной, будничной жизни.

  В своих последних, предсмертных распоряжениях владыка Арсений повелел также совершить погребение его, как можно проще, без всякой пышности и торжественности; запретил возлагать на гроб венки, нести в процессии знаки отличия, и просил не произносить надгробных речей.

Литература и источники:

1. Булгаков С.В. Настольная книга для священно-церковно-служителей. Репринтное изд. М., 2016. С. 1553.

2. Православная энциклопедия. Т. III. Анфимий-Афанасий. М., 2001. С. 397-398.

3. Очерк истории Смоленской Духовной Семинарии и подведомых ей училищ со времени основания Семинарии до ея преобразования по Уставу 1867 г. (1728-1868 гг.). Сост. Иван Сперанский. Смоленск, 1892. С. 439, 441.

4. ГАСО. Ф. 391. Оп. 1. Д. 6. Л. 19. (1903 г.)

Приложение:

ГАСО. Ф. 48. Оп. 2. Св. 97. Д. 1207. Лл. 51об.-58. / Клировые ведомости церквей Юхновского уезда за 1851 год.

Л. 52. «Ведомость о церкви Святых мученик Михаила и Феодора Черниговских Юхновского уезда села Волосты за 1851 год.

1. Построена в 1812 году тщанием Полковника Александра Ивановича Жеребцова.

2. Зданием каменная с таковою же колокольнею крепка.

3. Престолов в ней три, в настоящей во имя Великомученицы Параскевы и все холодные.

4. Утварью достаточна.

5. Причта по нормальному штату Высочайше утвержденному 1847 году апреля 1 дня положено: Священник, Диакон, дьячек и пономарь.

6. Земли при оной церкви усадебной 41 десятина пашенной и сенокосной 90 десятин, неудобной 39 десятин и 1854 квадратных сажен; план на сию землю имеется и оную землею священно-церковно-служители владеют сами.

7. Домы у священно-церковно-служителей собственные деревянные построены на церковной земле, исключая диаконскаго, который построен на господской.

8. На содержание священно-церковно-служителей по утвержденным нормальным Вы-сочайше штатам оклад жалованья получается, именно: Священникув Год 96, дьакону 36, дьячьку 24, пономарю 16, всего 172 рубля серебром».

Об. Л. 54-Л. 55. «Дьячек Димитрий Аверкиев Брянцов священнический сын в Семинарии не быв в 1817 году определен был в Смоленский Свято-Троицкий монастырь в послушники, а в 1822 году мая 13 дня перемещен в оное село в дьячка; в 1824 году марта 13 дня посвящен в стихарь Преосвященным Иосифом. Грамоту имеет. 46 лет.

Чтение и нотное пение хорошо. Катехизис знает. Судим и штрафован не был.

В семействе у него:

Жена Анна Сергеева, 47 лет.

Дети их: Петр Брянцов в Смоленской Духовной Семинарии в нисшем отделении, на со-держании отца, 19 лет.

Яков Брянцов в Вяземском приходском классе, на содержании отца, 15 лет.

Александр живет при отце по билету, данному от ректора Вяземских Духовных училищ, 12 лет.

Павел учится при отце, 7 лет».

                                                                                                                           сост. иеромонах Даниил (Сычёв).

Свежие публикации