868

В рамках проекта “Культурный код. Смоленск 102, 7 Fm” есть цикл радиопередач “Проще говоря”. Гости этой программы – это смоляне, которые несут своё служение Отечеству, родному краю в самых разных сферах, в Церкви и армии, в научных и образовательных организациях, учреждениях культуры, здравоохранения, социальной защиты, творческих союзах и общественных организациях. Юрий Семченков и Марина Княжинская говорят с гостями о том, какие ценности значимы именно для них. Почему они выбрали именно такой путь деятельного служения Отечеству и Смоленщине?

Сегодня у нас в гостях руководитель Отдела по социальному служению и церковной благотворительности Вяземской епархии Наталия Владимировна Козлова.

Нам дают зеленый свет

– Здравствуйте, Наталия Владимировна!

– Здравствуйте!

– Социальное служение. Если брать это общее понятие, отличается ли оно в Церкви от общей социальной защиты? Есть ли в вашей  деятельности что-то особенное?

– Я думаю, что социальное служение оно и есть социальное служение. Это добро, которое мы делаем людям. А кто делает это добро и где – за пределами ли Церкви, внутри ли Церкви – не так уж важно, на мой взгляд. Главное, чтобы мы помогли тому человеку, который нуждается в нашей помощи, который нуждается в нашей социальной деятельности.

– Вы плотно взаимодействуете с государственными социальными службами?

– Слава Богу, да, очень плотно взаимодействуем. У нас налажено взаимодействие и сотрудничество с Администрацией города Вязьмы, с Администрацией районов, потому что мы помогаем не только людям, которые в нашем Вяземском районе, в городе Вязьме, но помогаем ещё в трех районах. Это Сычевский, Темкинский, Угранский районы. Администрация этих районов и сельских поселений всегда идёт навстречу. Они нам всегда рады помочь.  Не всегда у них получается помогать людям в том объеме, в котором бы хотелось. И мы идём со своей помощью, нам дают зелёный свет, оказывают всяческое содействие. Сотрудничество у нас очень плотно налажено.

– У вас большая команда. Мы говорим сейчас не только о сотрудниках Вашего отдела. Вообще, кого Вы считаете своей командой? Есть ли те, которые, в общем то, не в штате, но помогают?

– Я так полагаю, что в моей сфере очень большая команда. Это все люди, которые хотят делать добрые дела и которые хотят помогать. Даже, может быть, и незнакомые. Я, может быть, о них и не знаю, но своим, может быть, и не самым активным образом, а именно своим желанием, они уже помогают своим добром, которое исходит от них. Когда мы выступаем на отчётных собраниях, я всегда начинаю с того, что я благодарю тех людей, благодаря которым мы смогли помочь людям под нашей опекой. Я благодарю и Главу Вяземской епархии, епископа Вяземского и Гагаринского Сергия, и отцов настоятелей, которые за нас молятся. Епископ Сергий нас благословляет на эти добрые дела и всегда болеет за каждого человека, сам помогает людям, которые к нему обращаются. Отцы-настоятели, отцы-благочинные, наши волонтёры, которые приходят в своё свободное время, и даже иногда не в свободное время, но приходят и нам помогают. Нам помогают сотрудники Отдела социальной защиты населения в Вяземском районе, сотрудники комплексных центров социального обслуживания населения, простые люди, которым можно позвонить. Например, нам в момент бывает нужен транспорт, но если его вдруг не оказалось, мы звоним нашим волонтерам, и люди помогают. Помогают бесплатно, потому что они знают, что это доброе дело, которое они смогли сделать.

Но не всем удаётся делать добрые дела. Не все могут и не все знают, как. Но когда им предоставляется эта возможность, это великое благо. И они за это тоже благодарят Господа.

– Почему одни помогают, а другие, может быть, пока ещё не стали на этот путь?

– Мы задумывались об этом.

 

Заставить делать добрые дела — это уже не доброе дело

— Вот, мы же все росли примерно в одинаковых условиях, читали одни и те же книги. Вряд ли кому-то в детстве родители говорили, мол, не смей помогать ближнему. А получается, что кто-то, как Вы говорите, не жалеет ни времени, ни сил, ни средств, а кто-то – пока в сторонке присматривается.

– Кажется, что частично на этот вопрос я уже ответила, потому что добро, наверное, у всех заложено, но не все знают, как его применить. Не у всех это получается, не все имеют возможность. Все-таки Господь когда-то приведёт и этого человека, который сейчас не может помогать. Он ещё, может быть, не готов. Он, может, не осознает, но Господь все равно приведёт его, и все равно он будет делать добрые дела, если у него это «заложено». Но мы с вами должны подсказывать, какую-то дорожку показывать. Очень ненавязчиво, потому что заставить делать добрые дела — это уже не доброе дело. Это выполнение какого-то послушания или какой-то задачи, которую он будет решать. Я полагаю так.

– С Вашего позволения, поговорим о каждом из ваших социальных проектов.

– Да, хорошо.

– Несколько лет назад, самым первым Вашим проектом стал проект «Серафимово подворье». Вы организовали гуманитарный склад.

– Не могу сказать, что он был самый яркий. Он был самый первый, самый нужный на тот момент.

– Кому Вы помогали и с кем Вы вместе работали на тот момент?

– Проект «Серафимово подворье» – он маленький. Мы там выиграли 500 000 рублей. Сейчас для нас это маленькая сумма, а тогда – это была громадная сумма, которую мы хотели. Это был Президентский грант, благодаря которому мы смогли организовать и преобразовать работу гуманитарного епархиального центра в Вязьме. Мы вышли в ковид, в то время было много вирусных заболеваний. Сейчас мы имеем возможность отдавать новую «Глорию Джинс». Мы ее привозим из Москвы, из благотворительных центров. А тогда мы отдавали только ту одежду, которую люди нам приносили. И одежду, и детские вещи, и игрушки надо было приводить в порядок. Обязательной была дезинфекция, прежде чем передать вещи другому человеку. Мы закупили стиральные машины, закупили сушки, чтобы обязательно обрабатывать все это. Закупили в большом объёме дезинфицирующие средства, полки, стеллажи. На грантовые средства мы полностью оборудовали гуманитарный склад, который, слава Богу, до сих пор существует, развивается и продолжает свою работу. Слава Богу, что такая возможность до сих пор есть, что есть средства, которые мы можем благодаря своим проектам выиграть, получить их и далее реализовать.

 

В нашем регионе нет и не было до сих пор социальной пекарни

– Какие ещё проекты, поданные на конкурс грантов, Вы развиваете? 

– У нас два рабочих проекта сейчас: «Хлеб насущный» и «Дорога добра».

– «Хлеб насущный» – такое абсолютно двоякое понятие. Можно думать, и как о чем-то духовном, и представлять конкретный хлеб. У нас в студии прямо сейчас стоит корзина с образцами Вашей продукции. Это батоны, булки, коржики, кексы. Как это начиналось? Для чего это начиналось? Для кого это начиналось?

– Мы говорили о том, что здесь все взаимосвязано: и «Хлеб насущный», и «Дорога добра». Начало этим проектам было положено еще в проекте «Серафимово подворье». На склад стали приходить люди. Они приходили со своей бедой, со своей нуждой, и мы видели, что этим людям вещевой помощи часто бывает недостаточно. Люди нуждаются в самых элементарных каких-то базовых продуктах питания.  Им нужны базовые продукты, чтобы сэкономить хотя бы часть средств, которые у них имеются. Тот же хлеб. Мы говорим о том, что «Хлеб насущный» — это двоякое понятие. Здесь и духовность тоже есть, потому что это возможность сделать доброе дело для тех людей, которые пришли со своей бедой, со своей нуждой. Мы не только насыщаем желудок. Мы не только даём им пищу в виде хлеба. Мы даём им ещё надежду на то, что вокруг есть добрые люди. Они могут о вас позаботиться благодаря той поддержке. В нашем регионе нет и не было до сих пор социальной пекарни. Когда мы только начинали, мы закупили необходимое оборудование на средства Президентского гранта, обустроили пекарню, купили печи и все, что необходимо для того, чтобы выпекать и чтобы у нас была эта социальная пекарня. Начали выпекать первый хлеб и пригласили наших подопечных людей. Это были благополучатели склада «Серафимово подворье». Когда они пришли, они никак не могли понять, сколько это стоит, надо ли вообще платить, почему им отдают хороший хлеб?  Искали подвох.

У нас одинокие люди получают не менее 3-х буханок за один раз. Начинали мы вообще 4 буханки выдавать. Они перестали справляться с этим хлебом. Хлеб вкусный. От подопечных поступила заявка один раз брать 2 хлеба, a второй – 1 хлеб. То есть, одинокие люди у нас получают 3 хлеба в неделю. Это ржаной хлеб и пшеничный. Плюс – мы всегда балуем их своей какой-то выпечкой, особенно людей преклонного возраста. Раздавать хлеб людям преклонного возраста нам очень помогают волонтёры. Они носят хлеб домой, общаются с ними. Для маломобильных людей, которые замкнуты в своём пространстве, этот хлеб для них еда, и духовная пища. У нас собрались волонтёры, которые, очень любят пожилых людей, они с ними и посидят, и чай попьют, и поговорят. А это – счастье для человека. Они ждут этот день, когда волонтёры придут к ним.

Возвращаясь к тому, о чем мы говорим в начале. Этот проект мы заранее планировали, предварительно мы провели анкетирование. Выявили, что он будет востребован. В этом сомнения не было. Поговорили с местной администрацией.

В первый раз к нам присоединились деревни Поляново, Семлево, Новое Село, Туманово. В общей сложности мы где-то насчитали, наверное, человек 80, которые живут на грани, выживают. В основном – это одинокие люди. Мы брали или семьи с детьми, которые тоже нуждаются в элементарной продуктовой помощи в основном, но пока мы наш проект написали, пока он рассматривался экспертами грантового конкурса, прошло примерно полгода. Когда мы поехали в деревню, мы увидели, что там далеко не 80 человек. В итоге проект этот вырос примерно на процентов 37-38. Количество людей, которым мы помогаем выживать из сельской местности, выросло. Мы планировали 80, а у нас сейчас 203-207 человек, которых мы обслуживаем именно в сельской местности, и плюс ещё город, близлежащие деревни, из которых к нам приходят. Это ещё более 400 человек. То есть, в общей сложности, это не менее 600 человек, которых мы обслуживаем благодаря вот этой появившейся возможности открыть социальную пекарню.

 

Куда можно прийти в Вязьме

– Кроме этих 600, может ли человек просто прийти с улицы и попросить хлеба?

– Списки жёсткие, они, согласованны с Администрацией, с отделами социальной защиты Вязьмы. Это согласованно с комплексным центром социального обслуживания, потому что они очень хорошо владеют ситуацией. Даже руководитель отдела соцзащиты может позвонить, объяснить ситуацию. Например, про погорельцев, беженцев. Мы им тоже помогаем. Они приходят по адресу: город Вязьма, улица Кронштадтская, 20. Мы помогаем с одеждой, всегда накормим, хлеб с собой дадим. У нас при епархии есть Центр «Спасение», который возглавляет протоиерей Валерий Калинин. Там окормляются люди, которые попали в очень трудную жизненную ситуацию. Это или люди без определённого места жительства, или люди, которые находятся на грани бездомности. Вот они получают горячее питание два раза в неделю – во вторник и в четверг они приходят по адресу, который они хорошо знают. Мы им стали выдавать хлеб, ведь они тоже наши благополучатели.

Мы давали им раньше сухой паек, но сухой паек не особенно шёл. Когда мы стали выдавать хлеб, количество людей, приходящих к нам, увеличилось. Они приходят, и с радостью берут этот хлеб, потому что, если есть хлеб, значит, они уже от голодной смерти не умрут. Случаев помещения их в больницу в таком тяжёлом состоянии, пока существует и пока работает наш проект, не было ни разу.

– Кому-то Вы даже в прямом смысле спасли жизнь, может быть.

– Ну, это, может быть, громко сказано.

– Но, по крайней мере, помогли. Мы же тоже это говорим не для того, чтобы, условно говоря, похвалить Вас, хотя Вы заслуживаете всяческих похвал. А для того, чтобы кто-то, кто сейчас нас слушает и видит, его сосед или близкий, не дай Бог, вот в такой же ситуации. И тогда он расскажет, куда ему можно прийти в Вязьме. Уж тебя там не бросят в беде, по крайней мере, чем-то помогут.

– Конечно. Да, но я все время говорю, что наши отцы, настоятели Приходов, они очень много работают и очень много помогают тем людям, которые нуждаются, потому что человеку, может быть, легче прийти на Приход, и они всегда это делали до того, как у нас открылась социальная пекарня. Всегда в сельской местности, в деревнях они обращаются к батюшке. И они очень многое делают. Они курируют ещё и дома престарелых, и больницы. Они бывают и в школах. Их деятельность не видна. Они очень не любят о них говорить. Они не очень любят в отчётах об этом писать. Сделали и сделали.

– Дело в том, что-то, что Вы делаете добрые дела, и люди должны знать, к кому обратиться, кто им поможет и что есть люди, которые могут их выручить, что человек не замкнётся в своей беде. Он пойдёт и будет просить, будет спрашивать, кто ему может помочь. Вот, для этого мы должны об этом говорить.

– Абсолютно верно.

– Это с одной стороны. А с другой – то, на чем Вы акцентировали внимание в самом начале нашего разговора: те, кто, может быть, хочет добро сделать, имеет возможность. Он, в свою очередь, слышит об этом. Вот, придёт и скажет, я вот слышал о Вашем проекте, и я хочу помочь.

– Согласна. «Дорога добра» — это то, о чем мы говорили уже – про волонтёров, которые разносят что-то по нашим подопечным.

 

«Требуется пекарь»

–  С появлением социальной пекарни в городе появились и новые рабочие места для людей?

– Да, рабочие места были предусмотрены для людей из числа наших благополучателей. У нас в социальной пекарне работает 5 человек, то есть было 5 рабочих мест, которые появились.

– Интересно, это пришли уже готовые специалисты или Вы их обучали?

– Это пришли специалисты, которые были готовы, но которые потеряли работу, когда сгорел наш хлебокомбинат. То есть, они уже были специалистами. Когда придумали проект «Хлеб насущный», я еще подумала, что за полгода кого-нибудь да найдём. Я видела на многих магазинах объявления, что «требуется пекарь». А где этого пекаря найти? И я подумала, что если это нужный проект, если он Господу угоден, все само собой как-то образуется.

 – Вы так легко все трудности нам объясняете. Я даже удивляюсь, какие бы ни были преграды на пути, Вы говорите: «Господь устроил».

– Когда случаются какие-то маленькие чудеса, странностью называть их нельзя. Вот у меня один суперпекарь, она была специалистом по хлебу на хлебозаводе. А вторая пекарь, которая раньше чисто «кондитеркой» занималась, была очень хорошая «кондитерка». А когда они пришли к нам, все поменялось. Та, которая занималась «кондитеркой», она сейчас замечательно выпекает хлеб. А которая выпекала хлеб, она замечательно выпекает сейчас «кондитерку». Они обе очень сильные работники. Слава Богу, что они у нас есть. Хлебом, который они выпекают, мы угощаем всех, кто к нам приезжает. Все спрашивают, какие там добавки, как вы его печёте? И вы можете спросить, а какой же секрет?  А рецепт простой – печем с молитвой.  Ну, я полагаю, что это единственная приправа.

Епископ Сергий, конечно, всегда благословляет нас на все написания грантов, на работу и на социальную помощь. Владыка очень переживает и всегда беспокоится о том, чтобы епархия могла помочь тем людям, которые нуждаются. Многие, кто ест наш хлеб, говорят нам о том, что он точно, как в детстве. То детство, когда не было плохого в душе у ребёнка. И хлеб самый чистый, и получается самый хороший хлеб, самый чистый хлеб – самый вкусный хлеб.

 

Проект «Дорога добра»

– Я уже говорила о том, что, когда мы начали реализовывать проект «Хлеб насущный», мы поехали в эти деревни и увидели, что нам нужна помощь. Это Вяземский район, он, в принципе, более или менее такой благополучный, но есть у нас ещё Угранский, Темкинский, Сычевский. В зависимости от того, какое количество людей будет, которым нужна наша продуктовая помощь и продукты, и хлеб, мы задумали проект «Дорога добра», который станет продолжением «Хлеба насущного», благодаря которому мы сможем оказывать помощь тем людям, которые находятся в тяжёлом материальном положении, в финансовом положении, но проживающие вот в этих отдалённых районах – Сычевском, Темкинском и Угранском районе.

Вот тогда мы начали писать проект «Дорога добра», и благодаря тому, что вот этот проект у нас есть и мы реализуем этот проект, у нас появилось такое приобретение, как машина-газель грузопассажирская. Вот на этой машине мы развозим сейчас хлеб, в те районы, которые у нас по этому проекту входят в нашу географию.

Нас в определённые дни ждут там, они знают график, который согласован с администрацией. Очень много делают соцработники, работники комплексного центра, потому что они знают людей, которых они опекают, а это, как правило, те люди, которым они оказывают бесплатную помощь. Это люди, которые находятся в очень тяжёлом положении. И особенно люди преклонного возраста. Если люди сами не могут сюда подойти, у нас волонтёры в каждом районе получают хлеб, потом разносят конкретно конкретным людям. То есть, это вот такая целевая помощь конкретному человеку. Мы помогаем старикам, мы помогаем конкретному человеку в конкретной ситуации.

 

Решимость – это и ответственный, и правильный шаг

– Где рождаются такие идеи? Они вдруг ни с того ни с сего приходят?

– Это необъяснимо. Это возникает просто из разговора. Когда-то мы говорили о социальной пекарне, потом как-то Господь, наверное, показывает пути, и ты идёшь на какие-то курсы, и возникает вопрос – а чем я могу помочь? Первая мысль какая-то появилась, другая. В начале эти ростки должны прижиться, а потом появляется уже большой росток, который формируется в решимость этим заняться, а решимость это же и ответственный, и правильный шаг.

Как-то я была связана только с монастырём. В монастыре я работала 5 лет. Потом Владыка Сергий отправил нас в командировку в Смоленск, и там как раз Мария Сергеевна Жукова проводила семинар по написанию грантовых проектов. Поехала бухгалтер, поехала руководитель гуманитарного склада и поехала я туда. Мы слушали добросовестно. Но я даже ничего не записывала. Я не планировала писать гранты и не думала когда-то ими   заниматься. Но спустя время, могу сказать, что, во-первых, это захватывает. Это очень интересно. Когда мы написали этот первый грант, он совершенно неожиданно выиграл. Позвонила Мария Сергеевна, а я даже не смотрела – выиграли мы или не выиграли. «Поздравляю», – говорит. А я не пойму, с чем. Говорю, что ни во что не играла. Стала просматривать, когда объявили результаты.  Позвонила Владыке, позвонила нашему бухгалтеру Екатерине. Ну вот, а потом уже, когда вот мы выиграли этот первый грант, тогда очень захотелось помочь тем людям, которые действительно нуждались. Потом один Приход в Подмосковье    проводил занятия – курсы   по написанию грантов. И там как раз нам рассказывали о том, что они образовали социальную пекарню, что помогают людям в сельской местности. Они тоже предоставили рабочие места. Там два человека работают в этой деревне для малообеспеченных людей. Выпекают им хлеб, и тут мысль появилась: если у них появилась эта социальная пекарня и они, действительно, помогают людям. Я пошла к Владыке Сергию спросить, может, мы тоже социальную пекарню попробуем создать? «Давайте попробуем,» – благословил он. Потому что это в принципе-то дело хорошее и возможность помочь большему количеству людей. Представьте, это 600 человек. Плюс по «Дороге добра» у нас не менее 1000 человек, которым мы оказываем помощь не только хлебом и хлебобулочными изделиями.

Мы помогаем ещё и продуктовыми наборами, потому что у нас есть хорошая благотворительная платформа при Синодальном отделе по церковной благотворительности и социальному служению. На этой платформе мы тоже и для пекарни выигрываем гранты на то, чтобы обновлять оборудование.

У нас хорошие отношения наладились с московскими храмами и благотворительными центрами. Мы привозим ещё много одежды. По осени мы привезли около 5 тонн, и более 180 семей, которые воспитывают больше 250 человек детей именно в сельской местности. Мы ездим в Угранский, Сычёвский, Темкинский районы. Семьи получили возможность взять одежду из новой одежды из коллекции лета. Конечно, они были счастливы, потому что это такая экономия бюджета. Школьная форма была, одежда для малышей.  Действительно, идём «Дорогой добра».

– Где вы находите волонтёров?

– Кто-то приходит из тех семей, которым мы оказываем помощь. У нас же есть и многодетные семьи. Есть взрослые, как я их называю, «серебряные волонтёры». Они непосредственно работают у нас на складе, потому что одежду, которую люди приносят, надо привести в порядок. Надо посмотреть, чтобы человек, который пришёл на склад, пришёл и отдохнул душой. По благословению Владыки Сергия у нас всегда облагорожена территория. Благодаря помощи наших помощников есть фруктовый сад. У нас очень красивые клумбы. У нас очень много цветов. У нас отремонтировано старинное здание. Оно стало украшением для города. А если человек ещё любит цветы, то прежде, чем дойдет до на склад за хлебом, пройдет вдоль клумбочек, цветочков – все с уважением и с благодарностью. Потом они приходят на склад, их встречают очень доброжелательные люди, которые помогут им и посоветуют, что выбрать. Если человек нуждается в продовольственной помощи, мы обязательно из продуктов, которые нам тоже жертвуют, можем собрать продуктовый набор. Таким образом, поможем практически всем, в чем он нуждался.

 

Задумались о новом целенаправленном служении

– Просим Вас рассказать ещё об одном событии, которое состоялось осенью. Это XI Общецерковный съезд по социальному служению. Насколько мы знаем, Вы там присутствовали и даже получили награду. Давайте попробуем, не стесняясь, рассказать, что это за награда, кому её вручают и как это все происходило?

– Я могу сказать, что это награда Синодального отдела, медаль в честь святого Филарета Московского. Она обычно даётся за социальное служение. Ее вручал епископ Пантелеимон, епископ Верейский, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси. Мы долго не собирались и много накопилось вопросов. Много уже произошло событий, которыми, с одной стороны, хотелось бы поделиться. А с другой стороны, послушать, как эти какие-то возникающие, может быть, проблемы и вопросы решают другие люди и другие епархии.

Вот такие направления социального служения сейчас, по которым можно и помогать людям, и делать добрые дела. Самое главное, наверное, это то, что мы получили возможность пообщаться с друг другом, что полезного вынесли. В принципе, в этом направлении с благословения Владыки Сергия мы и работаем. Помощь, которую оказывает духовное окормление в госпиталях, в зоне специальной военной операции и медицинское служение, несут сестры милосердия. Это два новых направления, над которыми мы работаем. В Твери у нас был обучающий съезд Центрального Федерального округа.  Мы уже там слышали, что эта помощь очень востребована, и там уже задумались о таком целенаправленном служении. И когда мы съездили и услышали о том, как люди помогают и как другие епархии служат уже в этом направлении, мы тоже решили, что, в принципе есть силы у нас и возможности, то решили получить благословение Владыки на это направление социального служения. Слава Богу, Владыка Сергий одобрил наши планы. Первый шаг уже сделан. Есть люди, которые уже работали в Калининском госпитале. Они поделились своим опытом, рассказали о, что востребовано, что не востребовано, к каким трудностям нужно готовиться. У нас есть женский клуб, который помогает плести сети бойцам, собирает и отправляет посылки. Его участницы тоже готовы выделить время, использовать эту возможность оказания помощи нашим раненым.

– Наталья Владимировна, мы понимаем, что это грантовые проекты, и рано или поздно они, к сожалению, закончатся. Какие у Вас дальше планы? Будете ли Вы это дело развивать? Может быть, Вы готовы к каким-то временным трудностям и остановкам?

– Я бы сказала, что мы готовы к остановкам, постоим, подождём, а люди? Проект «Хлеб насущный» у нас по факту закончился. 10 января, в декабре, мы проводили итоговое совещание – круглый стол, на который были приглашены все партнёры проекта. Мы провели итоговый опрос благополучателей и самая главная просьба была таковой: «Вы, главное, нас не бросайте». У нас как-то сломался тестомес, и люди неделю не получали хлеб. Для них это было вообще просто такое событие, которое трудно пережить. Они очень переживали по этому поводу. «Дорога добра» у нас заканчивается только в декабре. Естественно, мы сейчас уже думаем о том, как нам продолжить эти проекты и как организовать эту помощь, чтобы она была непрерывной, постоянной и доступной для людей с ограниченными возможностями. Главная наша задача сейчас — это обеспечить доступность этой помощи.

– Вы задумывались над планом «Б» – если грантов не получится получить, потому что это же не гарантированный успех? Какие-то меценаты, благотворители или какие-то бизнесмены местные готовы ли помочь? Изучали ли Вы это направление?

– Мы   открыты к диалогу. Мы с благодарностью принимаем любую помощь, но помощь вот в таком масштабе нам оказывает один единственный партнёр – наша Вяземская епархия, которая тянет на себя в основном весь груз, потому что и финансирование у нас, и закупка продуктов – на ней. По гранту «Хлеб насущный» у нас было приобретено оборудование, осуществлялась заработная плата пекарей. Сейчас вот эта заработная плата тоже переходит на епархию. Это очень сложно. Нам очень нужен грант и очень нужна возможность продолжить оказывать помощь этим людям.

– Мы желаем вам успехов! Благодарим Вас, во-первых, за служение, во-вторых, за участие в нашей передаче, за очень полезный и познавательный разговор!  Всегда ждём у себя в гостях. Спасибо огромное!

– Спасибо вам большое!

 

Программа «Проще говоря» выходит в рамках проекта «Культурный код. Смоленск 102 и 7 fm», которая реализуется при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.

Беседовали: Юрий Семченков, Марина Княжинская

Источник: https://smoleparh.ru

Читайте так же в
Вяземская епархия в ВконтактеВяземская епархия в Telegram