5 января – день кончины Николая Дмитриевича Кузнецова, известного московского церковного правозащитника первой четверти ХХ века

5 января / 23 декабря (ст. ст.) – день кончины Николая Дмитриевича Кузнецова, известного московского церковного правозащитника первой четверти ХХ века, профессора Московской духовной академии.

5 января / 23 декабря (ст. ст.) – день кончины Николая Дмитриевича Кузнецова, известного московского церковного правозащитника первой четверти ХХ века, профессора Московской духовной академии.

Николай Дмитриевич родился 4 апреля 1863 года в семье чиновника в городе Вязьме Смоленской губернии. Вероятно, что среднее образова-ние он получил в Вяземской мужской гимназии.

В 1886 году он окончил физико-математический факультет Московско-го университета. В 1887 году Николай Дмитриевич учился на третьем курсе Санкт-Петербургского технологического института. В 1887-1892 годах он обучался в Санкт-Петербургской духовной академии, которую закончил в звании действительного студента. В 1896 году в Ярослав-ском Демидовском юридическом лицее, старейшем высшем учебном за-ведении России, он защитил работу на степень кандидата юридических наук.

С 1896 года Николай Дмитриевич служил помощником присяжного поверенного, а с 1901 года присяжным поверенным при Московской су-дебной палате, и на этой должности числился, предположительно, до двадцатых годов ХХ века.

В 1908 году Николай Дмитриевич получил звание приват-доцента Яро-славского Демидовского юридического лицея. В 1911 году его удостои-ли степени магистра богословия в Казанской духовной академии.

С августа 1911 года до сентября 1913 года он состоял доцентом по ка-федре церковного права в Московской духовной академии. Протодиа-кон Сергий Голубцов считал, что это произошло по протекции ректора епископа Феодора (Поздеевского), после ухода на пенсию профессора Н.А. Заозерского, вытеснившего из академии профессора И.М. Гро-могласова, претендовавшего на эту вакансию.

Свое увольнение из академии он мотивировал трудностью совмещения преподавательской деятельности с общественной и судебной. С 1913 года Николай Дмитриевич сотрудничал с рядом столичных и москов-ских газет и журналов. Его многочисленные статьи в них посвящены теме радикальных изменений в положении Русской Церкви.

В 1917-1921 годах во всех документах Николай Дмитриевич приводит-ся как профессор Московской духовной академии.

В 1918-1919 годах Николай Дмитриевич читал курс церковного права в Православной народной академии.

Он участвовал в Особом (Предсоборном) Присутствии с 1906 года. В 1917-1919 годах Николай Дмитриевич организовал ряд церковно-общественных движений в среде духовенства и мирян. Активно участ-вовал в Предсоборном Совете в Петрограде в 1917 году и Всероссий-ском Поместном Церковном Соборе в 1917-1918 годах в Москве (член Отдела о Высшем Церковном Управлении).

В январе 1918 года Николай Дмитриевич вошел в состав временного Совета объединенных приходов города Москвы.

14/ 27 февраля 1917 года в Москве на общем собрании членов Братства-Союза ревнителей и проповедников Православия, возглавляемом Свя-тейшим Тихоном, Патриархом Московским и всея России (+ 1925), Ни-колай Дмитриевич выступил с докладом «о тех страшных последствиях, к которым приведет проведение в жизнь Декрета об отделении Церкви от государства».

14/ 27 марта 1917 года вместе с другими членами Поместного Собора Николай Дмитриевич подписал послание в Совет Народных Комиссаров с просьбой отменить Декрет об отделении Церкви от государства.

В своем докладе для членов Поместного Собора, по поводу выхода Де-крета об отделении Церкви от государства, Николай Дмитриевич прово-дил параллель между Смутным временем XVII века и современными ему революционными потрясениями: «…вновь Русь страждет от внут-ренних раздоров, вновь в священной первопрестольной Москве – враги Православия».

8 марта 1918 года Николай Дмитриевич направил в Совет Народных Комиссаров письменное заявление о притеснении братии Московского Сретенского монастыря.

8 октября 1918 года игумения и сестры Московского Всехсвятского единоверческого монастыря направили Николаю Дмитриевичу проше-ние в связи с намерением местных властей выселить их.

2 июля 1919 года Николай Дмитриевич выступил в Политехническом музее с лекцией «о чествовании памяти святых и их мощей», в связи с участившимися случаями вскрытия мощей новой властью.

Летом 1919 года Николай Дмитриевич подвергся репрессиям со сторо-ны новой безбожной власти за свою церковную правозащитную дея-тельность и проходил по процессу вместе с бывшим Обер-прокурором Синода Александром Дмитриевичем Самариным и игуменом, намест-ником Звенигородского Саввино-Сторожевского монастыря Ионой (Фиргуфом), защищавшим мощи святого Саввы от вскрытия. Вместе с

другими, Николая Дмитриевича обвинили в защите религии и дискреди-тации Советской власти, органы юстиции которой он «завалил своими жалобами». Первоначально, в январе 1920 года на публичном процессе в Москве, в Колонном зале, Николай Дмитриевич и А. Д. Самарин при-говорены к высшей мере наказания. Из приговора Московского губерн-ского трибунала: «Граждане Самарин А.Д. и Кузнецов Н.Д. признаны трибуналом явными врагами Советской республики и приговорены к расстрелу, но принимая во внимание ноябрьскую амнистию, трибунал постановил заменить им наказание заключением в концентрационный лагерь с принудительными работами вплоть до окончания Гражданской войны».

Окончательно амнистировали и освободили Николая Дмитриевича по постановлению ВЦИК № 15402 от 21 декабря 1921 года.

О его последующей жизни сохранились лишь отрывочные сведения. Николай Дмитриевич, будучи уже на свободе, вызывался в качестве «эксперта» в Трибунал на процессы «церковников» весной и осенью 1922 года.

Примерно до середины двадцатых годов и, вероятно, эпизодически, он преподавал на академических курсах и, возможно, в Московском Дани-ловом монастыре у епископа Феодора – апологетику, участвовал в пуб-личных диспутах, как защитник христианского вероучения. От этого времени остался машинописный конспект его курса.

Весной (?) 1924 года Николая Дмитриевича арестовали (по другим данным – 11 декабря) по обвинению в контрреволюционной деятельно-сти и постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ от 19 июня 1925 года его приговорили к трем годам ссылки. Однако, согласно справке из бывшего КГБ от 1992 года, срок ссылки ему сократили до двух лет постановлением Коллегии ОГПУ от 20 января 1926 года.

В начале 1927 года Николай Дмитриевич, вероятно, возвратился в Москву. Не исключено, что в 1928 году он получил степень доктора бо-гословия за работу «Церковь и Государство».

15-16 февраля 1931 года Николая Дмитриевича вновь арестовали и вы-слали из Москвы, в один день со священником С.М. Соловьевым.

По архивным записям у Н.В. Бойцова и М.Е. Губонина, Николай Дмитриевич Кузнецов скончался 5 января 1930 года в Кзыл-Орде, в Ка-захстане. Это вероятно ошибка или опечатка, и необходимо читать - 1936 год. По другим источникам, Николай Дмитриевич в 1931 году был ещё жив.

Перу Николая Дмитриевича принадлежат, кроме научных работ дис-сертационного плана, около шестидесяти статей, в которых он выступал как талантливый и страстный публицист – сторонник освобождения Церкви от самодержавия и её преобразования на канонических, собор-ных началах и активного участия мирян, устранения пороков и недоче-тов в её быте.

Литература:

1. Сергий Голубцов, протодиакон. Московское духовенство в преддверии и в годы гонений. 1917-1922 гг. М., 1999. С. 169-170.

2. Сергий Голубцов, протодиакон. Профессура МДА в сетях Гулага и ЧеКа. М., 1999. С. 64-66.

3. Православная Москва в 1917-1918 годах. Сборник документов и материалов. Госархив Москвы. М., 2004. С. 43, 166, 621.

 Сост. иеромонах Даниил (Сычёв).

Свежие новости