В день памяти 40 Севастийских мучеников, епископ Вяземский и Гагаринский Сергий совершил Литургию Преждеосвященных даров

22 марта 2019 года, в день памяти сорока мучеников Севастийских, епископ Вяземский и Гагаринский Сергий совершил в Свято-Троицком кафедральном соборе г. Вязьмы Литургию Преждеосвященных Даров.
Его Преосвященству сослужили: настоятель Свято-Троицкого кафедрального собора иерей Александр Курмелёв с соборным духовенством.
Диаконский чин возглавил диакон Свято-Троицкого кафедрального собора г. Вязьмы Евгений Ткач.
Песнопения богослужения исполнил хор кафедрального собора под управлением регента Елены Платоновой.
По заамвонной молитве было совершено славление 40 Севастийским мученикам.
По завершении богослужения епископ Сергий обратился к присутствующим с архипастырским словом, в котором напомнил прихожанам житие и подвиг 40 мучеников, в Севастийском озере мучившихся.
По традиции, в этот день, после окончания Литургии, верующим раздали «жаворонков» – булочки в виде птиц.

История праздника:

В 313 го­ду свя­той Кон­стан­тин Ве­ли­кий из­дал указ, со­глас­но ко­то­ро­му хри­сти­а­нам раз­ре­ша­лась сво­бо­да ве­ро­ис­по­ве­да­ния и они урав­ни­ва­лись в пра­вах с языч­ни­ка­ми. Но его со­пра­ви­тель Ли­ки­ний был убеж­ден­ным языч­ни­ком и в сво­ей ча­сти им­пе­рии ре­шил ис­ко­ре­нить хри­сти­ан­ство, ко­то­рое зна­чи­тель­но рас­про­стра­ни­лось там. Ли­ки­ний го­то­вил­ся к войне про­тив Кон­стан­ти­на и, бо­ясь из­ме­ны, ре­шил очи­стить от хри­сти­ан свое вой­ско.

В то вре­мя в ар­мян­ском го­ро­де Се­ва­стии од­ним из во­е­на­чаль­ни­ков был Аг­ри­ко­лай, рев­ност­ный сто­рон­ник язы­че­ства. Под его на­ча­лом бы­ла дру­жи­на из со­ро­ка кап­па­до­кий­цев, храб­рых во­и­нов, ко­то­рые вы­шли по­бе­ди­те­ля­ми из мно­гих сра­же­ний. Все они бы­ли хри­сти­а­на­ми. Ко­гда во­и­ны от­ка­за­лись при­не­сти жерт­ву язы­че­ским бо­гам, Аг­ри­ко­лай за­клю­чил их в тем­ни­цу. Во­и­ны пре­да­лись усерд­ной мо­лит­ве и од­на­жды но­чью услы­ша­ли глас: «Пре­тер­пев­ший до кон­ца, тот спа­сен бу­дет».

На сле­ду­ю­щее утро во­и­нов вновь при­ве­ли к Аг­ри­ко­лаю. На этот раз языч­ник пу­стил в ход лесть. Он стал вос­хва­лять их му­же­ство, мо­ло­дость и си­лу и сно­ва пред­ло­жил им от­речь­ся от Хри­ста и тем снис­кать се­бе честь и рас­по­ло­же­ние са­мо­го им­пе­ра­то­ра. Сно­ва услы­шав от­каз, Аг­ри­ко­лай ве­лел за­ко­вать во­и­нов. Од­на­ко стар­ший из них, Ки­ри­он, ска­зал: «Им­пе­ра­тор не да­вал те­бе пра­ва на­ла­гать на нас око­вы». Аг­ри­ко­лай сму­тил­ся и при­ка­зал от­ве­сти во­и­нов в тем­ни­цу без оков.

Через семь дней в Се­ва­стию при­был знат­ный са­нов­ник Ли­сий и устро­ил суд над во­и­на­ми. Свя­тые твер­до от­ве­ча­ли: «Возь­ми не толь­ко на­ше во­ин­ское зва­ние, но и жиз­ни на­ши, для нас нет ни­че­го до­ро­же Хри­ста Бо­га». То­гда Ли­сий ве­лел по­бить свя­тых му­че­ни­ков кам­ня­ми. Но кам­ни ле­те­ли ми­мо це­ли; ка­мень, бро­шен­ный Ли­си­ем, по­пал в ли­цо Аг­ри­ко­лаю. Му­чи­те­ли по­ня­ли, что свя­тых ограж­да­ет ка­кая-то неви­ди­мая си­ла. В тем­ни­це во­и­ны про­ве­ли ночь в мо­лит­ве и сно­ва услы­ша­ли уте­ша­ю­щий их го­лос Гос­по­да: «Ве­ру­ю­щий в Ме­ня, ес­ли и умрет, ожи­вет. Дер­зай­те и не стра­ши­тесь, ибо вос­при­и­ме­те вен­цы нетлен­ные».

На сле­ду­ю­щий день суд пе­ред му­чи­те­лем и до­прос по­вто­рил­ся, во­и­ны же оста­лись непре­клон­ны.

Сто­я­ла зи­ма, был силь­ный мо­роз. Свя­тых во­и­нов раз­де­ли, по­ве­ли к озе­ру, на­хо­див­ше­му­ся неда­ле­ко от го­ро­да, и по­ста­ви­ли под стра­жей на льду на всю ночь. Чтобы сло­мить во­лю му­че­ни­ков, непо­да­ле­ку на бе­ре­гу рас­то­пи­ли ба­ню. В пер­вом ча­су но­чи, ко­гда хо­лод стал нестер­пи­мым, один из во­и­нов не вы­дер­жал и бро­сил­ся бе­гом к бане, но ед­ва он пе­ре­сту­пил по­рог, как упал за­мерт­во. В тре­тьем ча­су но­чи Гос­подь по­слал от­ра­ду му­че­ни­кам: неожи­дан­но ста­ло свет­ло, лед рас­та­ял, и во­да в озе­ре ста­ла теп­лой. Все страж­ни­ки спа­ли, бодр­ство­вал толь­ко один по име­ни Агла­ий. Взгля­нув на озе­ро, он уви­дел, что над го­ло­вой каж­до­го му­че­ни­ка по­явил­ся свет­лый ве­нец. Агла­ий на­счи­тал трид­цать де­вять вен­цов и по­нял, что бе­жав­ший во­ин ли­шил­ся сво­е­го вен­ца. То­гда Агла­ий раз­бу­дил осталь­ных страж­ни­ков, сбро­сил с се­бя одеж­ду и ска­зал им: «И я – хри­сти­а­нин!» – и при­со­еди­нил­ся к му­че­ни­кам. Стоя в во­де, он мо­лил­ся: «Гос­по­ди Бо­же, я ве­рую в Те­бя, в Ко­то­ро­го эти во­и­ны ве­ру­ют. При­со­еди­ни и ме­ня к ним, да спо­доб­люсь по­стра­дать с Тво­и­ми ра­ба­ми».

На­ут­ро ис­тя­за­те­ли с удив­ле­ни­ем уви­де­ли, что му­че­ни­ки жи­вы, а их страж­ник Агла­ий вме­сте с ни­ми про­слав­ля­ет Хри­ста. То­гда во­и­нов вы­ве­ли из во­ды и пе­ре­би­ли им го­ле­ни. Во вре­мя этой му­чи­тель­ной каз­ни мать са­мо­го юно­го из во­и­нов, Ме­ли­то­на, убеж­да­ла сы­на не стра­шить­ся и пре­тер­петь все до кон­ца. Те­ла му­че­ни­ков по­ло­жи­ли на ко­лес­ни­цы и по­вез­ли на со­жже­ние. Юный Ме­ли­тон еще ды­шал, и его оста­ви­ли ле­жать на зем­ле. То­гда мать под­ня­ла сы­на и на сво­их пле­чах по­нес­ла его вслед за ко­лес­ни­цей. Ко­гда Ме­ли­тон ис­пу­стил по­след­ний вздох, мать по­ло­жи­ла его на ко­лес­ни­цу ря­дом с те­ла­ми его свя­тых спо­движ­ни­ков. Те­ла свя­тых бы­ли со­жже­ны на ко­ст­ре, а обуг­лив­ши­е­ся ко­сти бро­ше­ны в во­ду, чтобы хри­сти­ане не со­бра­ли их.

Спу­стя три дня му­че­ни­ки яви­лись во сне бла­жен­но­му Пет­ру, епи­ско­пу Се­ва­стий­ско­му, и по­ве­ле­ли ему пре­дать по­гре­бе­нию их остан­ки. Епи­скоп с несколь­ки­ми кли­ри­ка­ми но­чью со­брал остан­ки слав­ных му­че­ни­ков и с че­стью по­хо­ро­нил их.

Свежие новости