Игумен Никон (Воробьев)

7 сентября (по н. ст.) – день кончины игумена Никона (Воробьева).

7 сентября (по н. ст.) – день кончины игумена Никона (Воробьева).

Николай Николаевич Воробьев (будущий игумен Никон) родился 22 мая 1894 году в крестьянской семье в Тверской губернии.

Нужда, голод и холод были постоянными его спутниками с первых лет обуче-ния. После начальной школы он поступил в Реальное училище, обнаружив за-мечательные и разносторонние способности. Уже в ранней юности в нем отме-чалась необычайная устремленность к исканию смысла жизни и истины. В училище он с жаждой ринулся в изучение наук, наивно веря, что в них скрыва-ется истина. И слепая вера в науку легко вытеснила у него веру в Бога. Однако скоро Николай увидел, что эмпирические науки вообще проблемами познания истины, вечности, Бога не занимаются; вопрос о смысле жизни человека в них не только не ставится, но он и не вытекает из природы самих этих наук. Поняв это, уже в старших классах он со всем пылом своей натуры занялся изучением истории философии, в которой достиг столь больших познаний, что к нему приходили его же преподаватели для обсуждения различных философских проблем.

Жажда знания была у Николая столь велика, что часто, оставаясь в прямом смысле слова без куска хлеба, он на последние деньги покупал интересующую его книгу, которую читать мог только ночью. В это время он учил немецкий и французский языки, чтобы читать нужную литературу в подлинниках. (Впо-следствии даже в старости он иногда просил привезти ему на этих языках ка-кую-либо интересную книгу.)

Чем взрослее Николай становился, тем обостреннее он чувствовал бессмыс-ленность этой жизни. Смерть – удел всех, как бы кто ни жил. Для себя жить нет смысла, ибо все равно умрешь. Жить для других? Но другие – такие же смерт-ные «Я», смысла жизни которых, следовательно, также нет. Зачем же живет че-ловек, если ничто не спасает ни его, ни кого – либо в мире от смерти?

Разуверившись и в науке, и в философии он поступает в Психоневрологиче-ский институт в Петрограде, надеясь там найти ответ на вопрос о сущности че-ловека. Но здесь его постигло разочарование еще большее, нежели в реальном училище. Окончив первый курс, он покинул институт. Наступил окончатель-ный духовный кризис.

Однажды летом 1915 года, когда Николай впал в состояние близкое к полному отчаянию, у него как молния промелькнула мысль о детских годах веры: «А

что, если действительно Бог есть? Должен же Он открыться!». И вот Николай, неверующий, от всей глубины своего существа воскликнул: «Господи, если Ты есть, то откройся мне! Я ищу Тебя не для каких-нибудь земных, корыстных целей. Мне одно только надо: есть Ты, или нет Тебя?» И… открылся Господь.

«Невозможно передать, - говорил впоследствии батюшка, - то действие бла-годати, которое убеждает в существовании Бога с силой и очевидностью, не оставляющей ни малейшего сомнения у человека. Господь открывается так, как, скажем, после мрачной тучи вдруг просияет солнышко: ты уже не сомне-ваешься, солнце это или фонарь кто-нибудь зажег. Так Господь открылся мне, что я припал к земле со словами: «Господи, слава Тебе, благодарю Тебя! Даруй мне всю жизнь служить Тебе! Пусть все скорби, все страдания, какие есть на земле, сойдут на меня – даруй мне все пережить, только не отпасть от Тебя, не лишиться Тебя!».

Так в какое-то мгновение совершился радикальный перелом в мировоззрении, произошло невероятное, явное чудо. Но оно было естественным, логическим завершением искренних, с участием всех сил, исканий молодого человека.

В 1917 году Николай поступает в Московскую Духовную академию. Но через год занятия в Академии прекратились. Затем в Вышнем Волочке он преподает математику в средней школе, откуда его увольняют за отказ работать на пер-вый день Пасхи. После этого Николай переезжает в Москву и устраивается псаломщиком в Борисоглебском храме, откуда вместе с настоятелем Феофаном (Семеняко), возведенным в сан епископа, переехал в Минск. Там 23 марта / 5 апреля (н. ст.) 1931 года он принимает монашеский постриг с наречением име-ни Никон. Здесь же епископ Феофан рукополагает его в сан иеродиакона и иеромонаха.

В 1933 году 23 марта отца Никона арестовали и сослали на каторгу в сибир-ские лагеря на пять лет. Чудом, по его словам, вследствие зачета рабочих дней, его освободили в 1937 году. Возвратившись из лагеря, он устроился на работу в Вышнем Волочке у знакомого врача в качестве универсальной прислуги, где ему пришлось пройти еще один курс тяжелой науки терпения, поскольку жена врача Александра Ефимовна и ее сестра Елена Ефимовна, будучи ярыми ате-истками, открыто глумились над верой, саном и монашеством отца Никона. Но закончилось все это тем, что они не только отвергли свою веру в атеизм и стали искренними христианками, но одна из них даже приняла тайный монашеский постриг.

С открытием церквей батюшка приступил к священнослужению. В 1944 году епископом Калужским он был назначен настоятелем Благовещенской церкви города Козельска, где и служил до 1948 года. Здесь он жил на квартире у одних монахинь и вел чрезвычайно аскетический образ жизни.

В 1948 году отца Никона направили настоятелем в бедный в то время приход - в город Гжатск (ныне Гагарин) Смоленской области. Здесь он был возведен в сан игумена.

Он очень любил служить. Кроме воскресных дней, как это было до него, ввел в обязательном порядке служение Божественной литургии в среду, пятницу и субботу. Совершал богослужение просто, сдержанно и естественно. Отец Ни-кон запрещал кому бы то ни было стоять в алтаре. Во все воскресные и празд-ничные дни он неукоснительно проповедовал. При назначении его в Гжатск местные власти были предупреждены, что к ним едет активный проповедник, способный очень влиять на народ. Говорил он горячо, от всей души. Основные его мысли: необходимость познания своего падшего состояния и покаяния, ибо только это приводит к спасительному смирению, которое в свою очередь по-рождает христианскую любовь к каждому человеку. Запустелый до него храм скоро стал наполняться верующими. Он был смелым и умным человеком. Отец Никон не позволял петь на Запричастном каких-либо концертов. Запрещал не-которые Херувимские, Милость мира и другие песнопения, говоря, что это беснование перед Богом, а не молитва.

Игумен Никон скончался 7 сентября 1963 года и похоронен за алтарем Возне-сенского кладбищенского храма, в котором прослужил 15 лет. Нельзя не отме-тить пережитой многими молящимися той особой атмосферы мира и внутрен-ней радости, которые растворяли всеобщую искреннюю скорбь во время за-упокойной Литургии и отпевания любимого батюшки.

Игумен Никон завещал хранить веру всемирным исполнением заповедей Хри-стовых и покаянием, избегать опустошающей душу суеты, и неотступно руко-водствоваться в своей духовной жизни бесценными творениями святителя Иг-натия (Брянчанинова).

Источник: Носители духа святителя Игнатия. Духовные советы современным христианам. М., 2009. С. 19-22.

 

Свежие новости