Храмы села Хмелита и их ктиторы

21 / 8 июля (ст. ст.) – явление иконы Пресвятой Богородицы во граде Казани (1579 г.)

Хмелита – небольшое село в Вяземском районе Смоленской области. Оно находится в 35 километрах к северо-западу от районного центра.

Первые поселения на этой территории известны с XI-XIII веков. Их следы в виде селища и небольших курганов сохраняются в окрестностях деревни Спас (Курган), в 1,5 километрах от Хмелиты. (1)

Впервые о двух деревянных храмах, стоявших в селениях Хмелитского стана, упоминается в списках с Переписных книг 1594-1595 годов, помещенных в книгах 1624-1625 годов «…письма и меры Василия Волынского с товарищи». «За Богданом за Борисовым сыном Воейкова, что было за Дмитрием за Болотниковым село Борки на речке на Хмелитке, …а в селе церковь Преображение Спасово с пределом великаго Чудотворца Николая, …да на церковной земле поп во дворе поп Иван, во дворе пономарь, во дворе проскурница, да две келии, а в них живут нищие, питаются о церкви Божие. …За князем Васильем да за князем Петром за княж Ивановыми детьми Буйносова Ростовскаго, что было за Григорьем за Степановым сыном Пнемова село Скоробово на речке Скоробовке, а в селе церковь Великаго чудотворца Николы, …да на церковной земле во дворе поп Иван, церковный дьячек Кадопко Степанов, во дворе церковный дьячек Томилко Андреев, во дворе пономарь, во дворе проскурница, да 7 келий, а в них живут нищие, а питаютца от церкви Божие». (2)

Считается, что представители рода Грибоедовых появились на Смоленской земле вскоре после польско-литовского нашествия, по прошествии «Смутного времени». В конце XVIII века Ф. Миллер в своем «Известии о дворянах Российских» считал, что Грибоедовы «выходцы из Польши». (3)

В 1614 году царь Михаил Федорович пожаловал «за ево многия службы» поместье в Вяземском уезде Михаилу Ефимовичу Грибоедову. Он, «Михайло, противу …злодеев наших стоял крепко и мужественно и многое дородство и храбрость, и кровопролитие показал, голод и наготу и во всем оскудение и нужду всякую осадную терпел, многое время; а на воровскую прелесть и смуту, ни на которую не покусился, стоял в твердости разума своего крепко и непоколебимо, безо всякия шалости». (4)

Со второй половины XVII века владения Грибоедовых упоминаются в Пригородном стане Вяземского уезда.

В 1646 году в «Подлинной переписной книге посадских дворов города и поместных и вотчинных сил, деревень, дворов Вязьмы и уезда …переписи Романа Федоровича Боборыкина и подьячего Петра Титова» указан «стан Хмелитский в вотчине …за стольником за князь Юрьем Петровым сыном Буйносовым Ростовским село Хмелита, а в нем церковь Великаго чудотворца Николы. У церкви поп Лев Афонасьев, а в церкви дьячек Мишка Яковлев». (5)

В 1677 году по Переписной книге «…Никифора Кондратьева Озерова и подьячего Аввакума Григорьева» числились «…за стольником за князь Андреем княж Андреевым сыном Хилковом село Хмелита, а в нем …церковь Николая Чудотворца. У церкви двор попа Леонтия Львова». В этот время у Грибоедовых в Пригородном стане было «…за Иваном да за Любимом Андреевым детьми Грибоедова сельцо Федяево, а в нем двор помещиков». И в стане Боровском «…за стряпчим за Васильем Федоровым сыном Грибоедовым в поместье деревня Михалево Саниково тож». (6)

В 1682 году в Писцовой и межевой книге поместных и вотчинных земель Вяземского уезда писца Федора Михайлова в стане Хмелитском село Хмелита, несколько деревень и пустошей упоминаются «за стольником Иваном Федоровым сыном Грибоедовым». «…А в селе церковь Пресвятыя Богородицы Казанские да в пределех святаго Пророка и Предтечи Крестителя Господня Иоанна и великого чудотворца Николая, а церковь и иконы и книги и всякая церковная утварь строения вотчинникова Ивана Грибоедова. А около тоя церкви и кладбищ огорожено и забором, а мерою тое городьбы длиннику подле поповских и крестьянских дворов 59 сажень, в другом длиннике позади алтарей 59 сажень с полусаженью, поперек против вотчинникова двора 21 сажень с полусаженью, в другом поперечнике от прудов вотчинных 10 сажень. А у церкви во дворе поп Аввакум Иванов, во дворе вдовой поп Леонтей Львов, во дворе дьячек Политко Матвеев». (7)

Тимофей Иванович Грибоедов, правнук Михаила Ефимовича служил при императоре Петре I. В 1804 году он получил грамоту на воеводство в Дорогобуже вместо Андриана Раевского. В 1713 году в звании майора Тимофей Иванович направлен комендантом в Вязьму. Сколько времени он прослужил в Вязьме неизвестно, но к 1818 году он был уже в отставке. В 1821 году Тимофей Иванович скончался в Смоленске. В Хмелите жил, и умер в 1747 году его сын Алексей Тимофеевич, прапорщик лейб-гвардии Преображенского полка в отставке.

До 1764 года Хмелитский приход, как и весь уезд, входил в Вяземский округ Московской митрополии, управляемый архипастырями, носившими титул Крутицких (Сарских и Подонских). При преосвященном Парфении

(Сопковском), епископе Смоленском и Дорогобужском, управлявшем епархией в 1761-1795 годах, приход передан в Смоленскую епархию.

Каменный храм в честь Казанской иконы Пресвятой Богородицы с приделами: южным – во имя Иоанна Предтечи и северным – святителя Николая чудотворца построен в 1759-1767 годах на средства лейб-гвардии капитан-поручика Федора Алексеевича Грибоедова, сына Алексея Тимофеевича. (8)

Храм возвели вблизи от господского дома, на ровном месте. Неподалеку от нее на юг находились два больших пруда, вода в которые поступала из ручья, имеющего ключи. Кирпич изготавливался на месте крепостными крестьянами строителя храма.

О дате освящения храма известно из «Метрики о Казанском храме села Хмелиты», составленной в 1892 году диаконом Леонидом Романовым для Императорского Московского Археологического Общества. В основании главного дубового престола храма стоял крест с надписью: «Освятися жертвенник сей Господа Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа, во храме Пресвятыя Владычецы нашыя Богородицы Казанския, при державе Благочестивейшыя, Самодержавнейшыя Великия Государани нашея Императрице Елисавете Петровне всея России и по благословению Святейшаго Правительствующаго Синода и Преосвяшеннаго епискупа Илларионом Сарским и Подонским, в лето мира здания посвящено Вяземским архимандритом Гавриилом Вяземскаго монастыря Предтечева, в лето 1759 году месяца июля 24 дня». Вероятно, что весь храм с приделами и колокольней возвели в один строительный период. Но освящение придельных престолов произошло только в 1767 году, о чем свидетельствовали надписи на крестах престолов. Южный придел – Иоанна Предтечи освящен 7 июня; северный – во имя святителя Николая освящен 9 июля. С первых дней совершения богослужения в Казанской церкви в ней велся синодик. (9)

В южном приделе над местом погребения владельцев и ктиторов храмов села Хмелиты стояла гробница. Под ней покоились: лейб-гвардии капитан-поручик Федор Алексеевич Грибоедов (+1786 г.), коллежский советник Алексей Федорович Грибоедов (+ 1832 г.) и отрок, князь Варшавский Михаил Иванович Паскевич-Эриванский. Ее уничтожили в первой половине XX века, после закрытия храма.

О родившихся, сочетавшихся законным браком и умерших по Хмелитскому приходу в 1765-1799 годах и 1800-1832 годах можно узнать из Метрических книг Казанского храма, хранящихся в Государственном архиве Смоленской области. В 1765 году священником Захарием Стефановым здесь крещен сын Федора Алексеевича Михаил. До строительства церквей в Григорьевском и Соловицах, почти до начала XIX века прихожанами Казанской церкви были

дворяне Лыкошины и Ширинские-Шихматовы и в ней крестили их детей. В 1786 году «…месяца марта 2 числа господин статский советник Федор Алексеевич Грибоедов от проличной болезни умре с покаянием, от роду ему лет 52». В 1832 году «января 24 числа коллежский советник Алексей Федорович Грибоедов 67 лет от натуральной болезни умре. Исповедован приходским священником Василием Петровичем Марковым. Погребен в приделе Казанской церкви Предтечева монастыря архимандритом Иоанном». Также из Метрических книг узнаем: «1783 г. Сельца Дернова у его святейшества князь Александр Прохоровича Шехматова з женою ево Ольгою Васильевною родился законноприжитый сын Сергей. Крещен священником Карпом Гавриловым сентября 25 дня. А при крещении восприемники были того ж дому князь Николай Александрович, да жена его Марья Александровна Шехматовы». (10)

Казанский храм показан на плане генерального межевания Смоленских земель, выполненном в 1778 году.

В 1789 году между Алексеем Федоровичем Грибоедовым и Михаилом Богдановичем Лыкошиным владельцем Григорьевского на несколько лет произошел разлад, отраженный в документах Синода. Грибоедов всячески препятствовал строительству нового храма в Григорьевском, неоднократно обращаясь к правящему архиерею. Вопрос решился положительно для Лыкошина, благословение он получил и в 1794-1795 годах построил новый каменный трехпрестольный храм в своей усадьбе. В архивах сохранилось большое дело с перепиской по данному вопросу. (11)

К Казанскому храму была приписана каменная церковь, построенная в 1794 году «на новом кладбище» в честь Алексия, человека Божия, на средства коллежского советника Алексея Федоровича Грибоедова. По благословению преосвященного Парфения (Собковского), епископа Смоленского и Дорогобужского 3 марта 1794 года Алексеевский храм освящен архимандритом Иосифом, настоятелем Вяземского Предтечева монастыря. Рядом была построена двухъярусная колокольня и вся территория обнесена оградой. Крупные ремонты храма проводились в 1853, 1865 и 1892 годах.

С начала XVIII века в селе стояла деревянная церковь, освященная в честь Успения Пресвятой Богородицы и упоминаемая в документах с 1804 года. Она была разобрана «за ветхостью по представлению Епархиального начальства» в 1836 году. Материал от храма использовали на строительство дома для причта, который перевезли в село Пашково, Сычевского уезда. Позже на месте Успенской церкви построили деревянную часовню, сохранявшуюся до конца 1920 годов.

Описание села Хмелиты и ее храмов дано в «Экономическом примечании Вяземского уезда» подготовленном в 1804 году. «Село Хмелиты надворного советника Алексея Грибоедова с выделенной церковной землей. Село по обе

стороны речки Скоробовки на коей четыре пруда утверждены плотинами. В оном селе две церкви каменные. 1-я Казанския Богородицы с приделами Рождества Иоанна Предтечи и Чудотворца Николая. 2-я при кладбище Алексия человека Божия и 3-я деревянная Успения Богородицы. Дом господский каменный о двух этажах хорошей архитектуры с четырьмя флигелями, садами регулярными и плодовитыми. При доме ветряная мучная мельница и небольшой конной завод, при котором лошади имеются разных пород». (12)

По преданию, в 1812 году, при наступлении французов на Москву, в Хмелите останавливался большой конный отряд. Их отдых в селе был коротким и никаких неприятностей храмам и жителям села, неприятель не доставил.

В 1817 году в Казанском храме венчалась дочь Алексея Федоровича. «Генваря 21 гренадерской дивизии генерал-лейтенант и разных орденов кавалер Иван Федоров Паскевич, бывший доныне холост, …понял себе в жену села Хмелиты господина Алексея Федорова Грибоедова дочь девицу Елизавету Алексеевну, кои венчаны священником Никитой Вишневским». В 1833 году по смерти Алексея Федоровича Грибоедова, имение по наследству перешло к Елизавете Алексеевне. (13)

В 1835 году на средства Елизаветы Алексеевны, с благословения преосвященного Тимофея (Кетлерова), епископа Смоленского и Дорогобужского Казанский храм полностью перекрыт железом. Елизавета Алексеевна подарила в храм священнические облачения из бархата и парчи, о чем имелись соответствующие записи в летописи прихода.

В 1854 проведен крупный ремонт внутри храма. После него церковь вновь освящена 25 октября того же года в день памяти мучеников Маркиана и Мартирия, благочинным города Вязьмы протоиереем Михаилом Поповым.

В 1859 году Хмелиту наследовал сын Елизаветы Алексеевны князь Федор Иванович Варшавский, граф Паскевич-Эриванский. В 1860 году он передал Хмелиту по дарственной записи своим родным сестрам княгиням Волконской и Лобановой-Ростовской, которые в сентябре 1869 года продали Хмелиту со всеми принадлежащими ей землями Сычевскому первой гильдии купцу Синягину, а этот продал ее немцу Ланге.

Краткие сведения о Хмелите в середине XIX века, даны в «Списке населенных мест губернии». Через территорию прихода проходила древняя торговая дорога, соединявшая города Вязьму и Белый (Бельский тракт), протяженностью 107 верст (114 км.). Небольшие участки тракта сохранились у бывших селений Спас-Волжинское, Городок и Косткино. «По левую сторону Бельского тракта, …село владельческое, при ручье Хмелитке, 37

верст от уездного города, 20 дворов, 89 человек мужского пола, 108 женского пола, церковных приходов 2, сельское училище». (14)

В 1872-1873 годах Казанский храм заново оштукатурили. В 1883 году вокруг него на средства церковного старосты Петра Николаевича Гагарина устроили каменную ограду с чугунными вратами и двумя калитками, упоминавшимися в описи 1922 года. В последней четверти XIX века над церковью стояли пять глав: «на колокольне, на настоящей церкви и над тремя алтарями: сделаны из железа и окрашены голубой краской. …Кресты на главах железные, четырехконечные».

На колокольне храма постепенно собрался комплект из пяти колоколов. Большой, весом 104 пуда 30 фунтов (1711,44 кг.), отлили в 1883 году в Москве на заводе потомственного почетного гражданина Финляндского, приобретен усердием священника Илии Белявского. Второй – 44 пуда 20 фунтов (728,93 кг.), приобретен священником Белявским и отлит 2 марта 1854 года в Вязьме на заводе Алексея Щербина. Третий – 18 пудов (294,85 кг.), отлит в 1818 году также на заводе Щербина. Четвертый – 2 пуда 5 фунтов (34,81 кг.) и пятый – 1 пуд (16,38 кг.). Все колокола упоминаются в описи 1922 года, дальнейшее их местонахождение неизвестно. (15)

Казанский храм был богато украшен внутри. Над главным престолом стояла деревянная сень, поддерживаемая четырьмя столбами, украшенная резьбой и росписью. Она завершалась шатром и венчалась короной с крестом. За престолом находились на тумбах резной крест с распятием Господа Нашего Иисуса Христа, и при нем с правой стороны Матерь Божия, а с левой стороны Иоанн Богослов.

Иконостас Казанского храма был деревянным, четырехъярусным, «…стариннаго устройства и весь вызолочен полиментом червоннаго золота». Над верхним ярусом стояло резное изображение Иисуса Христа и двенадцати апостолов и по сторонам по три резных ангела с трубами и мечами. Над головой Спасителя два ангела поддерживали корону. Резные, вызолоченные царские врата изображали горницу, «…где происходит Тайная Вечеря Иисуса Христа с учениками; вверху над ними летающие ангелы, а над ними Дух Святой в виде голубя». Иконостасы приделов были двухъярусные, «простой столярной работы», окрашены в красный цвет, с позолоченной резьбой в виде пальмовых ветвей только на клеймах икон.

В разные годы в Казанский храм делались благотворительные вклады Грибоедовыми, Лыкошиными, Паскевичами-Эриванскими и Волковыми-Муромцевыми и другими представителями дворянских родов. Пожертвования на ремонт храма, особенно в конце XIX-начале XX веков собирались и крестьянами Хмелиты и окрестных деревень.

В северном – Никольском приделе, с правой стороны от иконостаса, у стены в большом киоте стояла главная святыня храма – чтимая Казанская икона Пресвятой Богородицы. Она была написана на дереве и покрыта медной посеребренной ризой. По преданию, эта икона находилась еще в древнем деревянном храме. «С незапамятных времен вышеописанный образ Пресвятыя Богородицы Казанския считался …за чудотворный. По разсказам очевидцев многие получали исцеление и утешение в скорбех». В этом же приделе хранилась икона святителя Николая чудотворца, так же почитаемая, как чудотворная.

Над клиросом в южном приделе висела переданная в 1833 году из усадьбы, хранимая издревле Грибоедовыми, древняя икона Божией Матери «Одигитрия», в серебряной вызолоченной ризе. Перед ней висела серебряная лампада, тонкой работы. В храме находилась также чтимая икона Божией Матери «Взыскание погибших». В 1930 годы все эти иконы утрачены. В ризнице храма хранились три старинных креста. Один – серебряный, вызолоченный, с частицами мощей разных святых угодников Божиих, пожертвованный в 1715 году прокурором Иваном Игнатовичем Аргамановым. Второй – серебряный, вызолоченный, с частицами мощей. Третий – старинной работы, серебряный, в виде складня, в которой был вложен деревянный крестик с живописными изображениями Иисуса Христа и разных угодников Божиих. Также бережно хранились переданные из древнего храма оловянные сосуды, дискос, звездица, ковчег и дарохранительница. Особо отмечался серебряный потир с финифтями, пожертвованный, как гласила надпись на нем «…в память рождения Симеона Алексеевича Грибоедова в 1799 году, марта 28 дня».

Перед образом Спасителя в алтаре Казанского храма висела серебряная, вызолоченная лампада, пожертвованная коллежской прокуроршей Анной Алексеевной Волынской. Она же в 1800 году положила на счет храма в Московскую Сохранную Казну 1000 рублей ассигнациями. (16)

В 1889 году Казанский храм пострадал во время урагана. (17)

В 1891 году имение в Хмелите продали графу Гейдену, а тот передал ее свой дочери Варваре. В 1918 году они навсегда покинули эти места. Последние представители рода Волковых-Муромцевых (Гейденов) проживали в Англии. В Иерусалиме, на склоне Елеонской горы, в Гефсиманском монастыре святой равноапостольной Марии Магдалины, в нескольких десятках метров к юго-востоку от храма, на кладбище обители находится могила последней хозяйки Хмелиты – Варвары Петровны Волковой-Муромцевой. Во время паломнической поездки по Святой земле она скончалась и погребена в стенах монастыря. На надгробной плите ее могилы выбита надпись: «Варвара Петровна Волкова-Муромцева. Рожд. Гейден. Родилась 23.9.1878 г. Умерла 9.2.1961 г.». Ее сын Николай

Владимирович оставил книгу воспоминаний «Юность. От Вязьмы до Феодосии». (18)

В 1890 годы Волковы-Муромцевы (Гейден) сделали большое количество фотоснимков с видами усадьбы в Хмелите. На некоторых снимках запечатлены Казанский и Алексеевский храмы.

В 1896 году в Хмелитском приходе - 2567 прихожан обоего пола, 36 десятин (39 га.) церковной земли, в том числе 3 десятины пахотной и сенокосов 33 десятины. Церковного капитала 1375 рублей. (19)

В селе проводились несколько ярмарок: Никольская – 9 мая (ст.ст.), Казанская – 8 июля, Успенская – 15 августа и Дмитровская – 21 сентября.

Хмелитскую церковно-приходскую школу открыли в 1884 году. В 1891 году на устройство при Казанской церкви «помещений для церковно-приходской школы и церковной сторожки, а также печей в церкви прихожанами оной пожертвовано 85 рублей». (20)

Недалеко от Казанской церкви, в двух деревянных зданиях в 1894 году кроме нее открыли начальное училище (земскую школу) с четырьмя отделениями. В 1913 году в этой школе было 72 учащихся, в том числе 10 девочек. Преподавали две учительницы, жившие в квартирах при школе. Закон Божий вел священник Казанского храма Павел Виноградов. Помимо основных предметов дополнительно у детей были занятия по рукоделию, гимнастике, военному строю, имелась библиотека. На небольшом участке рядом со школой находились огород, площадка для игр и колодец. В 1916 году здесь обучались 83 мальчика и 37 девочек из Хмелиты и восьми деревень. В том же году начали строить новое здание школы. От земства Хмелитская школа получила 1211 учебников и пособий. Попечителем ее была Варвара Петровна Волкова (Гейден).

В Хмелитский приход входили два селения имевших земские школы. В 1898 году на общественной земле, в новом деревянном здании, в пяти верстах (5,3 км.) от Хмелиты, в селении Поповка открыли двухклассное начальное училище (три отделения), в котором в 1916 году занимались 50 мальчиков и 40 девочек от 8 до 14 лет, приходившие из одиннадцати деревень. Занятия вели две учительницы. Попечителем школы был дворянин Владимир Николаевич Запрягаев. В окрестностях Поповки сохранялось древнее Никольское кладбище, предположительно получившее свое название от стоявшего здесь храма. В 1902 году на казенной земле в пяти верстах (5,3 км.) от Хмелиты в деревне Семеновское, на крестьянской земле, в собственном здании открыли одноклассное начальное училище (три отделения). Попечителем этой школы был владелец Хмелиты потомственный дворянин Владимир Александрович Волков. Детей учили закону Божьему, грамматике, русскому языку и математике. Все предметы вела учительница

Е.В. Назаревская, жившая при школе. В 1916 году в Семеновском занимались 75 учащихся, в том числе 23 девочки из трех деревень. Закон Божий преподавал священник Хмелитского храма. Волков В.А. также являлся попечителем Меньшиковского начального училища (Меньшиковский приход), в котором занимались 45 детей из шести деревень. (21)

В начале XX века в Хмелите, по данным Смоленского губернского статистического комитета, находился тридцать один двор, в которых проживали 117 жителей мужского пола и 121 – женского. В Хмелите были: вольная пожарная дружина, две конопляных маслобойки и винная лавка. В усадьбе в восьми зданиях жили 5 мужчин и 4 женщины. (22)

В 1913 году составлена подробная страховая оценка храмов, часовни и церковного имущества Хмелитского прихода. Казанская церковь находилась в хорошем состоянии и вместе с иконостасами оценивалась в 24000 рублей. Алексеевская кладбищенская церковь с двухъярусной колокольней имела хорошую сохранность и оценена в 1500 рублей. Деревянная часовня на месте бывшего Успенского храма, хорошо сохранилась и стоила 200 рублей. Храмы и часовня были покрыты железом. Также имелся деревянный дом на каменном фундаменте, крытый железом, построенный в 1913 году и бревенчатый сарай. (23)

После октябрьского переворота 1917 года село Хмелита и усадьба, а вместе с ними и храмы претерпели значительные изменения. В декабре 1917 года составлена опись живого и мертвого имущества помещиков Хмелитской волости, в том числе в имении Хмелита, где указаны все постройки и количество вещей в них. Весной 1918 года во всех волостных исполкомах, в том числе и в Хмелитском составили списки населенных мест с указанием количества земли у собственников, чтобы произвести их изъятие. В 1920 году на территории Хмелитского волисполкома в тридцати трех населенных пунктах проживало 5299 человек, в том числе в Хмелите 316 человек. (24)

В 1921 году согласно «Списка церквей, часовен, синагог, костелов и богословских помещений других культов» составленном в Вяземском управлении уездной милиции в Хмелите было две церкви и часовня. (25)

В документах Административного отдела Вяземского исполкома сохранились описи Казанской и Алексеевской церквей Хмелиты в 1922 году. Особенно подробно описаны иконы в Казанском храме, его алтарях, трапезной и приделах. Центральный Казанский престол имел четырехъярусный иконостас «столярной работы, украшен резьбой, весь вызолочен на полимент червонного золота». В приделах стояли двухъярусные иконостасы. На колокольне еще сохранялись пять колоколов.

С января 1922 года Казанский храм, как и другие церкви уезда, входил в состав Вяземского викариатства Смоленской епархии управляемого епископом Венедиктом (Алентовым). По предписанию №25 от 26.04.1922 г. Вяземской уездной комиссии по изъятию церковных ценностей, 30 апреля 1922 года заместитель председателя Хмелитского волисполкома С. Батурин отобрал в Казанском храме следующие предметы: серебряный крест весом 27 золотников; 4 потира с приборами без блюдечек – 7 фунтов 27 золотников; дарохранительницу – 1 фунт 42 золотника; кадило – 90 золотников; ковш – 12 золотников. Все предметы общим весом 10 фунтов 6 золотников (4120,7 грамм) для отправки в Уездный финотдел принял член комиссии Саевич. При изъятии присутствовали настоятель Казанского храма священник Михаил Афонский, церковный староста Егор Михайлов и члены Совета Разин и Михайлов. Председатель уездной комиссии Жуков 9 мая 1922 года направил в Хмелитский волисполком письмо, в котором требует срочно «…объявить настоятелям, председателям церковного совета и старостам тех сел, каковые до сих пор не сдали церковных ценностей, чтобы они …сдали в Вяземский уфинотдел все серебряные предметы, оставив для совершения богослужения по одному сосуду, одному кресту и одной ризе на храмовых иконах, по одной дарохранительнице и дароносице. За неисполнение настоящего распоряжения, виновные будут привлекаться к ответственности по законам революционного времени». (26)

В марте 1925 года начальник Хмелитской волостной милиции направил в район список храмов список приходов входивших в волость. Тогда еще совершалось богослужение в храмах сел Настасьино, Старое Село, Григорьевское, Соловицы, Побухово, Спас-Волжинский, Косткино, Хмелита, Пигулино. В начале XXI века богослужение совершалось только в Пигулино и Хмелите. Пять храмов разрушены полностью, два находятся в руинированном состоянии, в одном восстановлены только фундамент и ограда. В 1925 году по «Именному списку служителей религиозных культов и организаций по Хмелитской волости» в Казанском храме служили: священник – Михаил Иванович Афонский; диакон – Александр Кутузов; псаломщик – Всеволод Афонский, сын о. Михаила. (27)

В ноябре 1937 года Всеволода Михайловича Афонского, священника Покровского храма в селе Косткино арестовали сотрудники районного отдела УНКВД. Его отправили в тюрьму города Вязьмы. Через несколько дней решением тройки УНКВД Западной области его осудили по статье 58-10, 11 на десять лет лагерей. Отца Всеволода реабилитировали 12 апреля 1989 года Прокуратурой Смоленской области, архивно-следственное дело 21754-с. (28)

Во второй половине 1930 годов Казанский храм в Хмелите закрыли и разграбили. Все иконы, богослужебные книги, утварь и колокола исчезли бесследно. С 1937 года решением №1346/41 церковь передали под сельский клуб. В те же годы был закрыт, а затем разрушен Алексеевский храм. О том, что произошло с часовней, стоявшей на месте Успенского храма, сведений нет.

В Великую Отечественную войну в 1941-1942 годах в стенах бывшего Казанского храма укрывались от артобстрелов и бомбежек женщины с детьми и старики. По их воспоминаниям колокольню храма в 1942 году взорвали партизаны при участии местных жителей. По другой версии колокольня пострадала от немцев, отступавших через село в феврале-марте 1943 года.

В послевоенные годы в центральной части храма ремонтировали сельхозтехнику. Затем руины колокольни, стены трапезной, приделы и апсида разобраны по указанию директора совхоза и жителями Хмелиты. Несколько решеток с окон церкви сохранились в виде ограды на одной из могил на местном кладбище. К 1980 годам, времени начала реставрационных работ, в полном объеме сохранялись только руины четверика храма. После проведенных раскопок на обнаруженных фундаментах в 1982-1985 годах на средства, выделенные Министерством культуры РСФСР, Вяземским участком Смоленских научно-реставрационных мастерских восстановлено завершение храма и его кровля. В дальнейшем к 1992 году практически заново построены все утраченные части Казанской церкви, кроме колокольни, восстановленной в 2006 году. В трапезной части храма частично сохранились полы из метлахской плитки начала XX века. В центральной части открыты голосники, имеющиеся также в Троицком соборе и Одигитриевской церкви Предтечева монастыря в Вязьме.

В 1989 году в Казанском храме установили деревянный резной четырехъярусный иконостас, перевезенный в Хмелиту из Троицкой церкви (построенной в 1790 г.) села Солтоново Нейского района Костромской области. Четверик Казанской церкви уже, чем в Салтоново и поэтому при сборке крайние панели и боковые крылья иконостаса обрезали. Его северные и южные врата не совпали с проемами Хмелитского храма. Сохранившиеся иконы XVIII-XIX веков: «Господь Вседержитель», «Богоматерь на троне», «Святитель Николай», «Святые апостолы Симон и Андрей», «Святые апостолы Илия и Исаия» в 1990-1994 годах отреставрированы в мастерских Всесоюзного объединения «Союзреставрация» Москвы художниками-реставраторами А.Ф. Кирюхиным, Р.Д. Тульпа и другими. В декабре 1990 года в Москву во Всесоюзное объединение «Союзреставрация» были переданы на реставрацию сохранившиеся иконы из иконостаса XVIII века перевезенного в Хмелиту. Иконы святых пророков Илии и Исаии, выполненные на липовых досках, где они изображены в полный рост со свитками в руках. Они отреставрированы в 1992 году художником-реставратором А.Ф. Кирюхиным, доски ремонтировал столяр В. Ковальский. Образ святителя Николая, Ярославской школы иконописи, на которой он изображен в архиерейском облачении, реставрировал в 1992-1995 годах художник-реставратор Тульпа Р.Д.

Богослужение в Казанском храме возобновлено в январе 1992 года по благословению высокопреосвященного Кирилла, митрополита Смоленского и Калининградского в Никольском приделе при иерее Алексее Сологубове.

В память о «создателях святого храма сего», священниках служивших в нем, и «обо всех преждепочивших отцах и братиях», погребенных в ограде храма 15 июня 1997 года, в день Святой Троицы, за алтарем прихожане установили деревянный крест высотой два с половиной метра. В том же году на местном кладбище установлен трехметровый деревянный поклонный крест.

Хмелиту неоднократно посещали Смоленские архипастыри: в августе 1830 года – епископ Иосиф (Величковский); в июне 1858 года – архиепископ Тимофей (Кетлеров); в мае 1864 года – епископ Антоний (Амфитеатров); в сентябре 1869 года – епископ Серафим (Протопопов).

В январе 1995 года, в мае 1998 года и в июле 2002 года приход посещал митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси).

С 2015 года Казанский храм входит в состав Вяземской епархии Смоленской митрополии.

10 октября 2015 года преосвященный Сергий, епископ Вяземский и Гагаринский совершил в Казанском храме отпевание останков 118 воинов, найденных поисковиками. Затем гробы были перевезены и захоронены на мемориале «Богородицкое поле». (29)

7 февраля 2016 года владыка Сергий посетил Казанский и деревню Дерново Новодугинского района, в которой родился будущий иеромонах Аникита (князь Сергей Александрович Ширинский-Шихматов).

28 мая 2016 года епископ Сергий посетил Хмелиту и осмотрел храм.

Хмелитский храм находится в совместном пользовании Прихода церкви во имя Казанской иконы Божией Матери и музея-заповедника «Хмелита» (30).

Примечания:

1. Археологическая карта России. Смоленская область. Часть 2. М., 1997. С. 16.

2. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Кн. 619. Лл. 857-857 об. Л. 862. / Переписные книги Вяземского уезда. 1624-1625 гг.

3. Ф. Миллер. Известие о дворянах Российских. СПб., 1790. С. 394.

4. М.И. Семевский. Несколько слов о фамилии Грибоедовых к редактору журнала «Москвитянин». Октябрь. 1856. С. 310.

5. РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 10814. Лл. 50-50 об. / Переписные книги Вяземского уезда. 1646 г.

6. Там же. Д. 10819. Л. 29 об. Л. 34. Л. 49. / Переписная книга Вяземского уезда. 1677 г.

7. Там же. Д. 622. Лл. 1-4. Лл. 236-236 об. / Переписные книги Вяземского уезда. 1682 г.

8. И. Сперанский. Деятели Смоленского края на пользу Церкви, общественной благотворительности, науки и народного образования. Смоленские епархиальные ведомости (СЕВ). №14. 1899. С. 834.

9. ИИМК РАН. Ф. 4. Д. 836. Л.1 об. / Метрика Казанского храма с. Хмелита. 1892 г.

10. ГАСО. Ф. 48. Оп.1. Т.1. Д.260. / Метрические книги записей о родившихся, бракосочетавшихся и умерших Казанской церкви с. Хмелита. 1765-1799 гг. / Ф.48. Д.655. 1800-1832 гг. // Иеромонах Аникита (в миру – Сергей Александрович; 1783-1837 гг.) Ширинский-Шихматов – воспитатель П.С. Нахимова в Морском корпусе в Санкт-Петербурге, известный подвижник Православия на Востоке в первой половине XIX века.

11. Н.П. Балунова. Усадьба Хмелита и хмелитское окружение семьи Грибоедовых. / Сборник. Проблемы творчества А.С.Грибоедова. Смоленск, 1994. С. 254-256. // РГИА. Ф. 796. Оп. 72. Д. 25. Лл. 1-31. / Прошение Смоленского наместничества Вяземской округи поручика Михаила Лыкошина о дозволении ему построить в сельце ево Григорьевском вновь каменную церковь во имя Преображения Господня. 1791-1792 гг.

12. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 19040. Ч. II. Л. 173 об. / Экономическое примечание Вяземского уезда. 1804 г.

13. ГАСО. Ф. 48. Оп.1. Т.1. Д. 655. // И.Ф. Паскевич (1782-1856 гг.), граф Эриванский (1828 г.), светлейший князь Варшавский (1831 г.), генерал-фельдмаршал (1829 г.). // Паскевич-Эриванская, графиня Елизавета Алексеевна, светлейшая княгиня Варшавская (1800-1856 гг.). В 1823 г. она причислена к кавалерственным дамам меньшего креста ордена св. Екатерины. В 1829 г. пожалована званием статс-дамы. В 1846 г. получила орден св. Екатерины I степени. Скончалась в Берлине. / Русский биографический словарь. СПб., 1903. С. 332-333.

14. Смоленская губерния. Список населенных мест по сведениям 1859 года. СПб., 1868. С. 116.

15. Метрика Казанского храма с. Хмелита. Л. 9об. // ФГАСО (г. Вязьма) Ф. 596. Оп. 1. Св. 20. Д. 252. Лл. 80-81. / Отдел управления Вяземского уездного исполнительного комитета.1922 г.

16. Метрика Казанского храма с. Хмелита. Лл. 1-12.

17. Институт русской литературы АН СССР (Пушкинский дом). Бывшая библиотека Пиксанова. №1404 / «Книга, выданная уездным III округа благочинным в церковь села Хмелиты для ведения церковно-приходской летописи» (рукопись).

18. Н.В. Волков-Муромцев. Юность. От Вязьмы до Феодосии (1902-1920). YMKA-PRESS, Paris, 1983./ Второе издание вышло в серии «Всероссийская мемуарная библиотека» в 1997 г. в Москве.

19. СЕВ. 1897. Приложение. С. 190. / Адрес-календарь Смоленской епархии. Город Вязьма и его уезд.

20. СЕВ, №2. 1891. С. 66.

21. ФГАСО (г. Вязьма) Ф. 133. Оп. 1. Св. 1. Д. 9. Лл.13-16. Лл.33-34. Лл. 86-89. Лл. 100-103. / Вяземский училищный совет Смоленской губернии (1916 г.). // Смоленское земство и народное образование. 1865-1918 годы. Смоленск, 2004. С. 235-236.

22. Список населенных мест Смоленской губернии. Смоленск, 1904. С. 98.

23. ЦГИА. Ф.799. Оп. 33. Д.1448. Лл.48-49. / Оценка страховая Казанской церкви в селе Хмелите Вяземского уезда. 1913 г.

24. ФГАСО (г. Вязьма) Ф. 596. Оп.1. Св.9. Д.112. Л.25. 1920 г.

25. Там же. Ф. 739. Оп. 1. Св. 2. Д. 18. Л. 11. / Вяземское управление уездной милиции. 1921 г.

26. Там же. Ф. 596. Оп. 1. Св. 24. Д. 295 (быв. Д. 51). Л. 13. Л. 115. Л. 167. // Ф. 596. Оп.1. Св.4. Д. 56. Л.47. / Акты осмотров церковных ценностей и сведения об изъятии за 1922-1923 гг.

27. Там же. Ф. 739. Оп. 1. Св. 3. Д. 22. Л. 57. Л. 78. / Именной список служителей религиозных культов и организаций по Хмелитской волости. (1925 г.).

28. Книга памяти жертв политических репрессий. Смоленский мартиролог. Т. 2. Смоленск, 2003. С. 137.

29. Вяземские епархиальные ведомости (ВЕВ). № 1 (2), январь, 2016. С. 6.

30. СЕВ. № 3(24), 1999. С. 58-61. / Иеромонах Даниил (Сычев). Казанский храм села Хмелиты.

Иеромонах Даниил (Сычев).

Свежие новости