Николай Дмитриевич Кузнецов

5 января/ 23 декабря (ст. ст.) – день кончины Николая Дмитриевича Кузнецова, известного церковного правозащитника первой четверти ХХ века, профессора Московской духовной академии.

Николай Дмитриевич Кузнецов родился 4 апреля 1863 года в семье чиновника в городе Вязьме Смоленской губернии. Вероятно, что среднее образование он получил в Вяземской мужской гимназии.

В 1886 году он окончил физико-математический факультет Московского университета. В 1887 году Николай Дмитриевич учился на третьем курсе в Санкт-Петербургском технологическом институте. В 1887-1892 годах он обучался в Санкт-Петербургской духовной академии, которую закончил в звании действительного студента. В 1896 году в Ярославском Демидовском юридическом лицее, старейшем высшем учебном заведении России, он защитил работу на степень кандидата юридических наук.

С 1896 года Николай Дмитриевич служил помощником присяжного поверенного, а с 1901 года присяжным поверенным при Московской судебной палате, и на этой должности числился, предположительно, до двадцатых годов ХХ века.

В 1908 году Николай Дмитриевич получил звание приват-доцента Ярославского Демидовского юридического лицея. В 1911 году его удостоили степени магистра богословия в Казанской духовной академии.

С августа 1911 года до сентября 1913 года он состоял доцентом по кафедре церковного права в Московской духовной академии. Протодиакон Сергий Голубцов считал, что назначение Николая Дмитриевича произошло по протекции ректора епископа Феодора (Поздеевского), после ухода на пенсию профессора Н.А. Заозерского, вытеснившего из академии профессора И.М. Громогласова, претендовавшего на эту вакансию.

Свое увольнение из академии в 1913 году Николай Дмитриевич мотивировал трудностью совмещения преподавательской деятельности с общественной и судебной. С этого времени он сотрудничал с рядом столичных и московских газет и журналов. Его многочисленные статьи в них посвящены теме радикальных изменений в положении Русской Церкви.

В 1917-1921 годах во всех документах Николай Дмитриевич приводится как профессор Московской духовной академии.

В 1918-1919 годах Николай Дмитриевич читал курс церковного права в Православной народной академии.

Он участвовал в Особом (Предсоборном) Присутствии с 1906 года. В 1917-1919 годах Николай Дмитриевич организовал ряд церковно-общественных движений в среде духовенства и мирян. Активно участвовал в Предсоборном Совете в Петрограде в 1917 году и Всероссийском Поместном Церковном Соборе в 1917-1918 годах в Москве (член Отдела о Высшем Церковном Управлении).

В январе 1918 года Николай Дмитриевич вошел в состав временного Совета объединенных приходов города Москвы.

14 / 27 февраля 1917 года в Москве на общем собрании членов Братства-Союза ревнителей и проповедников Православия, возглавляемом Святейшим Тихоном, Патриархом Московским и всея России (+ 1925), Николай Дмитриевич выступил с докладом «о тех страшных последствиях, к которым приведет проведение в жизнь Декрета об отделении Церкви от государства».

14 / 27 марта 1917 года вместе с другими членами Поместного Собора Николай Дмитриевич подписал послание в Совет Народных Комиссаров с просьбой отменить Декрет об отделении Церкви от государства.

В своем докладе для членов Поместного Собора, по поводу выхода Декрета об отделении Церкви от государства, Николай Дмитриевич проводил параллель между Смутным временем XVII века и современными ему революционными потрясениями: «…вновь Русь страждет от внутренних раздоров, вновь в священной первопрестольной Москве – враги Православия».

8 марта 1918 года Николай Дмитриевич направил в Совет Народных Комиссаров письменное заявление о притеснении братии Московского Сретенского монастыря.

Игумения и сестры Московского Всехсвятского единоверческого монастыря 8 октября 1918 года передали Николаю Дмитриевичу прошение в связи с намерением местных властей выселить их.

2 июля 1919 года Николай Дмитриевич выступил в Политехническом музее в Москве с лекцией «о чествовании памяти святых и их мощей», в связи с участившимися случаями вскрытия мощей новой властью.

Летом 1919 года Николай Дмитриевич подвергся репрессиям со стороны новой безбожной власти за свою церковную правозащитную деятельность и проходил по процессу вместе с бывшим Обер-прокурором Синода Александром Дмитриевичем Самариным и, наместником Звенигородского Саввино-Сторожевского монастыря, игуменом Ионой (Фиргуфом), защищавшим мощи святого Саввы от вскрытия. Вместе с другими, Николая Дмитриевича обвинили в защите религии и дискредитации Советской власти, органы юстиции которой он «завалил своими жалобами». Первоначально, в январе 1920 года на публичном процессе в Москве, в Колонном зале, Николай Дмитриевич и А. Д. Сама

рин приговорены к высшей мере наказания. Из приговора Московского губернского трибунала: «Граждане Самарин А.Д. и Кузнецов Н.Д. признаны трибуналом явными врагами Советской республики и приговорены к расстрелу, но принимая во внимание ноябрьскую амнистию, трибунал постановил заменить им наказание заключением в концентрационный лагерь с принудительными работами вплоть до окончания Гражданской войны».

Окончательно амнистировали и освободили Николая Дмитриевича по постановлению ВЦИК № 15402 от 21 декабря 1921 года.

Об его последующей жизни сохранились лишь отрывочные сведения. Николай Дмитриевич, будучи уже на свободе, вызывался в качестве «эксперта» в Трибунал на процессы «церковников» весной и осенью 1922 года.

Примерно до середины двадцатых годов и, вероятно, эпизодически, он преподавал на академических курсах и, возможно, в Московском Даниловом монастыре у епископа Феодора – апологетику, участвовал в публичных диспутах, как защитник христианского вероучения. От этого времени остался машинописный конспект его курса.

Весной (?) 1924 года Николая Дмитриевича арестовали (по другим данным – 11 декабря) по обвинению в контрреволюционной деятельности и постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ от 19 июня 1925 года его приговорили к трем годам ссылки. Однако, согласно справке из бывшего КГБ от 1992 года, срок ссылки ему сократили до двух лет постановлением Коллегии ОГПУ от 20 января 1926 года.

В начале 1927 года Николай Дмитриевич, вероятно, возвратился в Москву. Не исключено, что в 1928 году он получил степень доктора богословия за работу «Церковь и Государство».

15-16 февраля 1931 года Николая Дмитриевича вновь арестовали и выслали из Москвы, в один день со священником С.М. Соловьевым.

По архивным записям у Н.В. Бойцова и М.Е. Губонина, Николай Дмитриевич Кузнецов скончался 5 января 1930 года в Кзыл-Орде, в Казахстане. Это вероятно ошибка или опечатка, и необходимо читать - 1936 год. По другим источникам, Николай Дмитриевич в 1931 году был ещё жив.

Перу Николая Дмитриевича принадлежат, кроме научных работ диссертационного плана, около шестидесяти статей, в которых он выступал как талантливый и страстный публицист – сторонник освобождения Церкви от самодержавия и её преобразования на канонических, соборных началах и активного участия мирян, устранения пороков и недочетов в её быте.

17 сентября 1937 года при обыске во время ареста священномученика Вячеслава Занкова (уроженца г. Сычевки) у него нашли напечатанные на машинке

лекции Николая Дмитриевича Кузнецова по курсу «Обоснования христианского мировоззрения», прочитанные им в 1922 году.

Упокой Господи, душу усопшего раба Твоего Николая, и сотвори ему вечную память!

Литература:

1. Сергий Голубцов, протодиакон. Московское духовенство в преддверии и в годы гонений. 1917-1922 гг. М., 1999. С. 169-170.

2. Сергий Голубцов, протодиакон. Профессура МДА в сетях Гулага и ЧеКа. М., 1999. С. 64-66.

3. Православная Москва в 1917-1918 годах. Сборник документов и материалов. Госархив Москвы. М., 2004. С. 43, 166, 621.

Сост. иеромонах Даниил (Сычёв).

Свежие новости